Гринуэй П. Контракт рисовальщика (2)

2 Июл
Кадр из фильма "Контракт рисовальщика"

Кадр из фильма "Контракт рисовальщика"

Тpeтий день контракта с 7 до 9 часов утра. Первый рисунок. За домом. День.

В густом розовом тумане, едва позволяющем различить деревья, выступают расставленные на траве принадлежности художника. Громкая музыка. Филип спит, уронив голову в белокуром парике на скрещенные на столе руки. Появляется Нэвилл, задумчивый и недовольный, поскольку туман мешает ему работать.
Лучи солнца просачиваются сквозь ветви больших деревьев, с трудом пробивая окутывающий подлесок туман.

Нэвилл беспокойно шагает, раздраженный задержкой. Филип по-прежнему спит.

Задний фасад дома. В поднимающемся розовом тумане можно различить высокую лестницу, приставленную к стене. На газоне стоит корзина.

Позднее.

Туман рассеялся. Сидящий рядом со своими принадлежностями Нэвилл открывает папку для рисунков. Сзади него стоит Филип. Перед ними открывается задний фасад дома.

Рука Нэвилла в черной перчатке вырисовывает деталь рисунка.

Нэвилл наклоняется вперед и приникает к визиру.

Фасад дома: лестница стоит под окном миссис Тэлманн! Громадная лестница…

Деталь рисунка: под окном нет никакой лестницы…

…тогда как в натуре она есть!

Нэвилл задумчиво выпрямляется, опираясь обеими руками на папку, стоящую у него на коленях, затем продолжает рисовать.

Он добавляет на рисунке приставленную лестницу. Музыка смолкает слышно пение птиц

Тpeтий день с 9 до 11 часов утра. Второй рисунок. Парадный парк. День.

Затылок Нэвилла в черном парике. Он сидит на розовом канапе под зонтиком. Перед ним парадный парк с обелисками и стриженными деревьями. Беспокойная, какая-то вибрирующая музыка. Нэвилл наклоняется к визиру, затем выпрямляется. К нему приближается женщина в белом. Она останавливается прямо перед визирной рамкой. Он продолжает рисовать. Это миссис Герберт.

Миссис Герберт (нервно теребя платок). Контракт расторгнут, мистер Нэвилл. Я не могу больше с вами встречаться.

Мистер Нэвилл (поднимаясь и уступая ей свое место; очень громко). Миссис Герберт, сядьте сюда, спрячьте голову в тень. (Она садится на его место, он садится рядом и берет свою папку.) Вам не кажется, что садовники превзошли самих себя? (Принимается рисовать.)

Миссис Герберт (грустным тоном;

натянуто). Вам не следует продолжать рисовать, мистер Нэвилл. Я больше не в состоянии выполнять условия контракта. (Она сидит перед визиром в тени, он рядом, залитый солнцем.) Вы можете рассчитывать на гонорар и… гостеприимство.

Мистер Нэвилл. Я как раз собирался сказать, мадам, что, несмотря на удовольствие продолжать работу в таких замечательных условиях (рукой обводит ландшафт), самое большое счастье доставляют мне минуты, когда мы бываем вместе… (Она подносит платок к щекам и незаметно промакивает их, как если бы она плакала — но мы не видим ее слез, — затем отводит взгляд.) …и мне было бы очень жаль лишиться их. Кроме того, вряд ли стоит напоминать, что этот контракт был заключен двумя людьми, и для того, чтобы расторгнуть его, требуется согласие обеих сторон. (Миссис Герберт подавляет горестный вздох.) А теперь, мадам, поскольку так я не вижу того, что должен видеть, прошу вас поискать другое место для отдыха -по крайней мере, до четырех часов, когда должно состояться наше следующее свидание, как было условлено.

Рисунок парадного парка. Музыка кончается органным аккордом.

Парк. 11 часов утра.

Четверо слуг окружают сидящего на качелях мальчика. Стоя с обеих сторон, двое слуг раскачивают качели.

Появляются Нэвилл и миссис Тэлманн. Он, как всегда, в черном костюме, черном парике и с тростью в руке, она — в белом платье, белой шляпе с белыми перьями. Они останавливаются друг против друга.

Мистер Нэвилл (глядя через плечо в сторону мальчика). Мадам, кто этот ребе-

нок, что гуляет по парку с таким серьезным видом?

Миссис Тэлманн. Это племянник моего мужа, мистер Нэвилл.

Мистер Нэвилл. Прислуга обращается с ним, как с маленьким королем. Кто его родители, мадам?

Миссис Тэлманн. Его отец погиб при Аусбергенфельде, а мать перешла в католичество. Вот муж и забрал его в Англию.

Мистер Нэвилл. Чтобы вырастить из него маленького протестанта?

Миссис Тэлманн (играя кружевами манжет). Он же сирота, мистер Нэвилл. Должен кто-то заботиться о нем.

Мистер Нэвилл. Сирота, мадам, из-за того, что его мать стала католичкой?

Нэвилл уходит. Миссис Тэлманн в смущении разводит руками.

Третий день с 11 до 13 часов. Третий рисунок. Прачечная. День.

Слева, на изгородях, сушится белье, справа — тенистая аллея. Музыка. Филип готовится перекусить.

Стол Нэвилла повернут к сохнущим простыням… среди которых, если приглядеться, можно заметить светлый редингот.

Колокол отбивает одиннадцать часов. Нэвилл появляется на аллее, ведущей из парадного парка, смотрит на сохнущие простыни, садится спиной к нам и берет с парапета папку с рисунками, чтобы проверить…

Рисунок с простынями, сильно продвинувшийся с прошлого раза.

Простыни, растянутые на живых изгородях из стриженого кустарника. Между двумя простынями, там, где на рисунке была третья, теперь находится редингот бежевого сукна.

Рисунок с простынями, но… без редингота.

Мистер Нэвилл (голос за кадром). Филип, пойди узнай, в чем дело.

Филип встает и направляется по аллее туда, откуда пришел Нэвилл.

Рисунок. Вполне очевидно, что еще вчера на том месте, где сегодня висит бежевый редингот, была простыня.

Через решетку визирной рамки видны простыни и кусочек дома. Вдали появляется прачка. Она идет от дома в сопровождении Филипа.

Прачка (громко, чтобы быть услышанной издалека). Мистер Нэвилл, сэр, простите меня за эту куртку. Это не я повесила ее сюда.

Вид на рвы: «трава», виднеющаяся у подножья стены, над которой находится Нэвилл, вовсе не газон, а ряска!

Мистер Нэвилл (стоя над парапетом, положив папку с рисунками рядом, громким голосом). Не вы, мадам, тогда кто же?

Прачка. Я выясню это, сэр.

Мистер Нэвилл (ставя ногу на парапет, опираясь локтем на колено и подбородком в ладонь). Нет, не надо. Оставьте ее там. Кое-кто становится небрежен. Парк превращается в гардеробную. Интересно, что они хранят у себя в шкафах — наверное, растения.

Амбар и кладовая. День. Четыре часа пополудни.

Третье «свидание» Нэвилла и миссис Герберт.

Сваленные в полутьме друг на друга мешки с зерном, некоторые из них открыты или вспороты. Справа видна часть лестницы. Звук шагов. Входят миссис Герберт в белом платье и шляпе и Нэвилл в рубашке и неизменном парике. Около лестницы он привлекает ее к себе.
Мистер Нэвилл. Кто унаследует поместье вашего супруга после вас?

Миссис Герберт (принужденным тоном). Будущий внук, мистер Нэвилл, только не после меня. Мистер Герберт считает, что у женщин не должно быть собственности.

Она поднимается на несколько перекладин лестницы и поворачивается к нему. Он задирает ей платье и нижние юбки.

Мистер Нэвилл. А ваша дочь и ее супруг?

Миссис Герберт. Ну, они будут опекунами, пока внук не вырастет. Вы что, собираетесь углубиться в правовые вопросы, мистер Нэвилл?

Мистер Нэвилл (расстегивая штаны). Прошу простить мне мое любопытство, мадам, и раздвинуть колени.

Миссис Герберт. Обладание моей персоной, сэр, не дает вам права быть посвященным в условия завещания моего мужа.

Мистер Нэвилл. Ваша преданность похвальна, мадам. Но что же будет с имением, если у вашей дочери не будет наследника?

Миссис Герберт. Не хочу даже думать об этом. Поместье принадлежало моему отцу — мистер Герберт получил его женившись на мне.

Нэвилл вскакивает на лестницу, опрокидывает миссис Герберт на мешки и на солому и овладевает ею. Она испускает громкие крики.

Парк. День.

Живая статуя, обнаженная, целиком покрытая зеленоватой бронзовой краской, стоит, прислонившись спиной к стене, заросшей зеленоватым мхом, и почти полностью с нею сливаясь. Слышны крики миссис Герберт.

Появляются одетые в белое, с огромными париками на голове, мистер Тэлманн и мальчик.

Мистер Тэлманн (менторским, поучающим тоном, что не делает его немецкий акцент менее смешным). Я настоятельно требую, Аугустус, чтобы вы, будучи моим родственником, вели себя наилучшим образом и не якшались с кем попало…

Они проходят мимо живой статуи, которую Тэлманн даже не замечает. Ребенок оборачивается, чтобы взглянуть на нее. Тэлманн со шляпой в руке и тростью с золотым набалдашником поворачивается направо, продолжая свою проповедь. За его спиной ребенок неподвижно глядит на «статую».

Мистер Тэлманн продолжает наставления:

— А бегать за овцами — недостойное занятие, более подабающее пастухам. Если мистеру Нэвиллу вздумалось гонять овец — ему не следует подражать. Рисование -малопочтенное ремесло, а в Англии его вообще ни во что не ставят. Если вам так хочется марать бумагу, я бы посоветовал посвятить свое время занятиям математикой.

Живая статуя; гримасничая, приставляет большие пальцы рук к вискам и шевелит остальными пальцами за спиной мистера Тэлманна и в его адрес. Тэлманн сворачивает направо. Кукует кукушка.

Мистер Тэлманн. Я найду для вас учителя, и, кто знает, быть может, когда-нибудь… (Он удаляется.) …Аугустус, фамилия Тэлманн будет значиться в списках Королевского научного общества.

Статуя улыбается мальчику и принимает прежнюю позу — спиной к стене, расставив ноги. Тэлманн издали поворачивается к мальчику:

— Аугустус! — ребенок с сожалением отворачивается от «статуи» и медленно нагоняет Тэлманна; они неспешно удаляются, оба в одинаковых шишковатых париках.

Мистер Тэлманн (уходя). Конечно, ваш наставник должен непременно быть немцем. Английский образ жизни и так оказывает слишком большое влияние на вас.

Туалетная комната День.

В интимном свете свечей миссис Герберт в прозрачном белом дезабилье, с волосами, забранными под белое полотенце, сидит на стуле. Ее одеяние подтянуто выше колен. Перед ней сидит служанка и обмывает ей ноги — икры и бедра — смоченным в тазике полотенцем. Миссис Герберт шмыгает носом. Служанка ополаскивает полотенце. Чтобы облегчить ей задачу, миссис Герберт еще выше подбирает полы своего дезабилье, затем ласкает ей щечку кончиком ноги, потом опускает ногу обратно в таз.

Обед третьего дня. Вечер.

Как и прежде, стол накрыт перед домом, но теперь за ним сидит с дюжину гостей. Одни сидят лицом, другие спиной к нам. Мягкий, золотистый свет факелов и свечей выгодно оттеняет снежную белизну париков, скатертей и одежд и бросает медные отблески на кожу. Слуга в темной ливрее подает блюдо.

Мистер Тэлманн. Мистер Нэвилл — рисовальщик, гостящий у нас. Он должен сделать пару рисунков поместья мистера Герберта.

Погруженный во тьму уголок парка: в черноте почти на четвереньках пробирается голый человек… Он возится возле обелиска.

Мистер Хэммонд (голос за кадром). Я наслышан о мастерстве мистера Нэвилла. Я даже слышал больше. Говорят, вы — необыкновенный человек.

Из-за чьей-то головы видно лицо мистера Тэлманна.

Мистер Тэлманн. Мистер Нэвилл распоряжается здесь, как офицер на постое во вражеской деревне. По его приказу мы появляемся и исчезаем, надеваем треуголки, едим на открытом воздухе и представляем свою мебель для детального осмотра.

Миссис Герберт (снимая кожуру с фрукта). И все же, Луи…

Голый человек во мраке — это живая «статуя». Он снимает с пьедестала обелиск, шатаясь под его тяжестью.

Миссис Герберт продолжает:

— …вы, как я слышала, совсем не прочь пожертвовать прогулкой верхом на новой лошади и стоять по стойке смирно под палящим солнцем, как часовой.

Слева — миссис Тэлманн, справа — Нэвилл в черном парике. Камера скользит по затылкам гостей в париках, похожих на овечьи шкуры. На столе цветы.

Мистер Хэммонд. Какую власть вы, оказывается, имеете, мистер Нэвилл. Похоже, вам бы скорее пристально быть военным, а не человеком, рисующим картинки. (Смех.) Миссис Герберт, сколько же вы, должно быть, заплатили…

Согнувшись вдвое, приближается живая статуя, тускло отблескивая в темноте кожей. Она берет горящий у подножия обелиска факел и взбирается на постамент.

Мистер Хэммонд (продолжает говорить за кадром), …чтобы залучить к себе этого генерала, у которого все ходят по струнке.

Мистер Нэвилл (голос за кадром). Господа, миссис Герберт платит не больше, чем может себе позволить, и благодаря ее щедрости я прекрасно провожу время в ее владениях…

Нэвилл меж двумя париками; не переставая есть:

-…наслаждаясь необыкновенной красотой ее парка…

Вид стола с гостями перед домом.

-…в котором, господа, многое достойно удивления и…

Живая статуя стоит на постаменте, держа горящий факел в одной руке и подняв другую над головой.

— …рукоплесканий.

Он аплодирует, а «статуя» мочится на землю под аплодисменты присутствующих, приветствующих последние слова Нэвилла.

Четвертый день контракта. 7 часов утра. Первый рисунок. День.

Музыка. Визир и стул с резной спинкой стоят под зонтиком перед домом. В визирную рамку видно приближающееся стадо овец.

Четвертый день. 9 часов утра. Второй рисунок. Парадный парк. День.

Под деревом стоит розовое канапе. В глубине — тисовые кусты, подстриженные в форме бочонков; появляется Филип, толкающий тележку, за ним Нэвилл в рубашке и черном парике. Справа садовник катит другую тележку. Навилл убирает с канапе нападавшие за ночь яблоки, собирается съесть, как тут…

Фрагмент рисунка номер 2 с апельсиновыми деревьями в кадках и головой на постаменте.

Вдали проходит садовник.

Заметив в пейзаже какое-то изменение, Нэвилл вскакивает, бросает одно яблоко об землю, а другое в голову на постаменте. Яблоко разлетается. Нэвилл садится обратно и щелкает пальцами, привлекая внимание Филипа:

— Папку для рисования!

Филип, который чем-то занимался на уголке канапе, выполняет приказ. Конец музыки.

Рисунок парадного парка. Он почти закончен. Слышно пение птиц.

Четвертый день с 11 до 13 часов дня. Третий рисунок. Прачечная. День.

Нэвилл сидит под японским зонтиком перед столиком и визиром. Он ест малину из серебряной мисочки. В глубине садовники убирают ряску с поверхности воды во рвах.

На рисунке прачечной лежит черная перчатка и стоит банка с растушевками и кистями. Справа виден кусочек визирной рамки. Нэвилл спокойно поглощает малину, забавляясь разворачивающейся сценой. Он посмеивается.

Рисунок прачечной: на нем черная перчатка и банка с принадлежностями.

Четвертый день. 4 часа пополудни. Пятый рисунок. Холм. День.

Мистер Тэлманн сидит к нам спиной на стуле Нэвилла, рядом с принадлежностями. Далеко внизу виден дом.

Нэвилл с трудом взбирается на холм с одеждой и черной шляпой в руках. На заднем плане — люди и овцы. Музыка.

Мистер Нэвилл (поднимая руку). Добрый день, мистер Тэлманн.

Мистер Тэлманн поднимается. Можно заметить, что он сменил костюм: теперь на нем нечто вроде длинного жилета, полы которого украшены лентами, а на руке -куртка для верховой езды по моде того времени. Говорит язвительно:

— Добрый день, мистер Нэвилл. Вы опоздали. Я слышал, как несколько минут назад часы пробили четыре, — идет навстречу Нэвиллу.

Мистер Нэвилл. Совершенно верно. Я встретил мистера Порринджера. Он сделал из меня дегустатора своих фруктов. Что, с вами то же самое? Сегодня была малина. (Филип и еще один слуга появляются вдали, разгоняя на пути овец.) Поздравляю -малина отменная, чего не скажешь о вчерашних сливах — они безвкусны — «гешмаклос», как и ваш камзол, мистер Тэлманн.

Мистер Тэлманн. Я не собираюсь надевать один и тот же камзол третий день подряд.

Нэвилл и Тэлманн на склоне холма. В глубине проходят трое слуг с мальчиком.

Мистер Нэвилл. Ситуация, мистер Тэлманн, начинает утрачивать свою оригинальность. Сначала я имел счастье лицезреть двух лакеев, горничную и серебряное блюдо с едой. А что теперь? Вы сами одеты не так, как надо.

Мистер Тэлманн возвышает тон. Услышав отзвуки ссоры, внизу замирают двое молоденьких слуг.

Мистер Тэлманн. Мистер Нэвилл, довольно. Вашим жалобам нет конца. Восемь фунтов — ваша дерзость нам дорого обходится.

Нэвилл и Тэлманн стоят друг против Друга.

Мистер Нэвилл. Вы хотите, чтобы я был дерзким бесплатно, сэр?

Мистер Тэлманн. Бесплатно, мистер Нэвилл, я бы давно выгнал вас вон из своего поместья. До свидания.

Мистер Нэвилл (с ироническим смешком). Вашего поместья, мистер Тэлманн?

Снова музыка. Слуги с ребенком уходят. Тэлманн тоже удаляется. Нэвилл готовится продолжить подъем на холм, но, заметив сапоги, оставленные недалеко от его рисовальных принадлежностей, оборачивается в сторону Тэлманна:

— Мистер Тэлманн, вы забыли сапоги.

Оба в кадре. На склоне появляется Филип и другой слуга.

Мистер Тэлманн. Они не мои, мистер Нэвилл. Я был уверен, что они ваши. (Продолжает путь.)

Рисунок, представляющий вид дома с холма с фигурой «мистера Герберта» справа. Конец музыки.

Четвертый день с 6 до 8 часов вечера. Шестой рисунок. Нижняя лужайка. День.

Человек в белом сюртуке, красных штанах, черном парике и перчатках прячется за подстриженным кустом. Это мистер Порринджер, управляющий. Он шпионит за Нэвиллом и Филипом, которые занимаются своим делом. В конце концов он крадучись уходит.

Рисунок парадного парка со статуей Гермеса, который начинает быстро продвигаться.

Прачечная. Сумерки.

Рвы с ряской — на первом плане, дом -в глубине. Миссис Герберт сидит на каменной стенке надо рвом, рядом с ней стоит Нэвилл.

Мистер Нэвилл. Почему ваш супруг не прикажет вычистить этот ров?

Миссис Герберт (из под зонтика, грустно). Он не любит, когда рыбы, карпы, живут долго. Они напоминают ему католиков. (Глядя на него.) Кроме того, из окна ряску можно принять за газон.

Вид на рвы на закате; простыни на изгородях, кусты — слева, аллея, обсаженная тенистыми деревьями, — справа.

Мистер Нэвилл. Oн умеет плавать?

Миссис Герберт (задумчиво). Никогда не видела его плавающим.

За кадром звучит музыка.

Спальня Тэлманнов. Ночь.

Супружеская постель Тэлманнов: жена-слева, с распущенными волосами, муж -справа, в невыгодной позе. В ночном колпаке он похож на старичка. Сцена освещена одной свечой, заливающей белое белье — простыни и ночные рубашки — золотистым светом. Конец музыки. Глядя в потолок широко открытыми глазами, она ощупывает свой живот, затем поворачивается к мужу спиной. Она прячет ноги под сбитые простыни, затем ложится почти на живот, запустив вниз одну руку. На лице у нее удовлетворение. Муж похрапывает.

Пятый день с 7 до 9 часов утра. Первый рисунок. День.

Задний фасад дома. Нэвилл в черном парике сидит перед визиром под японским зонтиком. Рядом пустой стул. Музыка.

К Нэвиллу приближается миссис Герберт в белом платье и шляпе. Из-за росы, покрывающей траву в этот утренний час, она подбирает подол юбки и высоко поднимает ноги.

Мистер Нэвилл (веселым тоном). А, доброе утро, миссис Герберт. Сегодня мне удалось славно поработать. Я начинаю входить во вкус. (Она опускает юбки.) Мадам, будьте любезны присесть. (Она садится на стул рядом с ним. Он запускает руку ей под юбку.) Возможно сейчас и прохладно, но, по-моему, вы дрожите слишком уж сильно. (Она оглядывается назад — не смотрит ли кто.) При такой позе мне будет нелегко воспользоваться вашим присутствием так, как мне того хотелось бы. Прошу вас, встаньте. (Она подчиняется. Он роется у нее под юбками.) Эта лестница, мадам, как вы сами изволите видеть… ( В кадре — задний фасад дома с приставной лестницей.) …создает дополнительную вертикале, но я прощаю вас за то, что поставили ее сюда.

Деталь рисунка с лестницей под окном.

Миссис Герберт. Зачем мне эта лестница, мистер Нэвилл? Она же никуда не ведет.

Он встает, опускает ее юбки.

Мистер Нэвилл. Мадам, соблаговолите встать на колени.

Оба стоят под зонтиком; перед стулом навалена гора подушек. Она оборачивается. Нэвилл берет зонтик и кладет его на землю перед подушками, затем встает за ее спиной и подталкивает ее вперед:

— На колени, мадам! — она падает на колени прямо на подушки. Оба исчезают за зонтиком. В кадре остается сюрреалистическая картина лежащего на зеленой траве бумажного зонтика на фоне голубого неба.

Мистер Нэвилл (голос за кадром). Если вы имеете некоторое влияние на своего зятя, не могли бы вы попросить его съездить к мистеру Сеймуру и посмотреть, что можно сделать с лимонными деревьямиделая при этом как можно меньше. (Многозначительно.) Лимон, мадам, источает дивный аромат. Особенно, если ему позволяют свободно цвести. А пора цветения скоро наступит.

Завтрак шестого дня. Стол накрытый на воздухе. Парк. День.

Нэвилл что-то ест маленькой ложечкой;

за ним стоит лакей с оловянным блюдом. Камера движется влево.

Мистер Нэвилл. Это правда, мистер Ноиз, что вы смертельно ненавидите мистера Герберта?

Мистер Ноиз (попадая в кадр). Я не питаю большой любви к мистеру Герберту. (Камера переходит на мистера Тэлманна, затем на миссис Тэлманн и слугу, держащего над ней зонтик от солнца.) Боже, мистер Нэвилл, какой коварный вопрос!

Мистер Нэвилл (голос за кадром). Тогда почему вы здесь?

Мистер Тэлманн. Мистер Ноиз сильно привязан к матушке, мистер Нэвилл.

Камера движется направо по лицам присутствующих. За столом сидят: на левом конце — миссис Тэлманн, лицом к нам — мистер Тэлманн, мистер Ноиз, и мистер Нэвилл; правый конец стола пустует.

Мистер Ноиз. Я служу управляющим у мистера Герберта. Мистер Герберт часто отлучается, и, по-моему, в таких случаях я могу быть полезным миссис Герберт.

Мистер Нэвилл. Полагаю, во многих. Но не в самом главном?

Мистер Тэлманн. Мистер Нэвилл, вы задаете в нашем присутствии слишком неприличные и двусмысленные вопросы.

Мистер Нэвилл. Значит, вы предпочли бы, чтобы я их задавал за вашей спиной, мистер Тэлманн?

Мистер Тэлманн. Положение мистера Ноиза в этом доме нам всем хорошо известно, мистер Нэвилл.

Мистер Нэвилл. Весьма сложное положение. Меня удивляет, что вы все миритесь с ним.

Мистер Ноиз. Порядок, заведенный в этом доме, — дело мистера Герберта…

Мистер Тэлманн. Батюшка и мистер Ноиз когда-то были большими друзьями.

Мистер Нэвилл. …А потом?

Мистер Тэлманн. Матушка была одно время помолвлена с мистером Ноизом.

Мистер Нэвилл. А, так ваше положение, мистер Ноиз, — нечто вроде утешения?

Огромный вощеный стол на фигурных ножках, вокруг которого расположены пять стульев; правый стул пуст. За столом прислуживают два лакея.

Мистер Ноиз (разгневанно поднимаясь). Вы злоупотребляете гостеприимством миссис Герберт…

Мистер Нэвилл. Сядьте, мистер Ноиз. (Тот с сожалением подчиняется.) Я просто провожу дознание. Это поможет мне понять, что происходит в парке.

Шестой день контракта с 6 до 8 часов вечера. Шестой рисунок. Нижняя лужайка. День.

Обнаженная фигура, выкрашенная под бронзу, стоит на постаменте, держа в левой руке кувшин. Из него с подозрительным журчаньем течет вода. Другой рукой фигура теребит свой фаллос, затем играет мускулами и поднимает руку, принимая изящную позу. Вода из кувшина все льется. Музыка.

Вид сада с живой статуей на первом плане, стрижеными изгородями, стенами листвы. Справа, в вазоне, — большой раскидистый папоротник.

Через визирную рамку виден дом и статуя Гермеса. Слева, на нижних ветвях дерева, все еще висит рубашка. Журчание прекращается.

Миссис Тэлманн (голос за кадром).

Эта рубашка, мистер Нэвилл, слишком выделяется… (Рисунок, в точности повторяющий предыдущий кадр.) …на вашем рисунке. Неужели нельзя было ее как-нибудь замаскировать?

Фрагмент рисунка: статуя Гермеса перед домом, рубашка на дереве, слева.

Мистер Нэвилл (голос за кадром). Мадам, я очень стараюсь ничего не искажать и не скрывать.

Крупно — рубашка, висящая на дереве.
Миссис Тэлманн (голос за кадром). Ваш творческий метод всегда будет таковым, мистер Нэвилл?

Мистер Нэвилл (голос за кадром). Разумеется.

Нэвилл сидит за столиком черного дерева, перед ним визир и другие принадлежности. Рядом стоит миссис Тэлманн. На переднем плане, прямо на земле стоит блюдо с закусками. Нэвилл смотрит на миссис Тэлманн.

Миссис Тэлманн. Тогда позвольте мне произнести небольшую речь. (Через визирную рамку видно лицо миссис Тэлманн и спину Нэвилла.) На рисунке северного крыла дома виден батюшкин плащ, обмотанный вокруг ног статуи Бахуса. (Нэвилл поворачивается в профиль.) На рисунке, изображающем моего мужа, окидывающего окрестности оценивающим взором, вам непременно нужно было подметить пару непонятно чьих сапог. На рисунке восточной части парка у окна батюшкиного кабинета видна лестница, которой обычно пользуются для сбора яблок. На рисунке прачечной изображена батюшкина куртка, порванная на груди. Вам не кажется, что очень скоро мы найдем тело, которому принадлежали все эти вещи?

Мистер Нэвилл. Я все время думаю, мадам, о рисунке, который вы не упомянули… А ведь на нем были вы, мадам. (Снимает ногу с колена и швыряет папку с рисунками на землю.)

Миссис Тэлманн. Вы уверены, мистер Нэвилл?

Мистер Нэвилл. Не столько вы, сколько связанный с вами звук: вы играли на спинете.

Миссис Тэлманн. Кажется, мы уже говорили о возможности изображения звуков на бумаге и не пришли ни к какому заключению. Быть может, это вовсе не я играла на спинете. Вы об этом не подумали?

Мистер Нэвилл. Тогда кто же, мадам?

Миссис Тэлманн. Видите, мистер Нэвилл, вы уже начинаете играть в эту игру довольно искусно.

Мистер Нэвилл. Четыре предмета одежды и лестница не подводят нас к трупу.

Миссис Тэлманн. Мистер Нэвилл, я ничего не говорила о трупе.

Мистер Нэвилл. Мадам, вы слишком проницательны. Как будто вы все это подстроили сами. Ведь если ваш батюшка в Саутгемптоне, как же вы могли не заметить ни его вещей, ни лестницы?

Миссис Тэлманн. А разве батюшка в Саутгемптоне? Вам это сказала матушка? Но вы должны понимать, что она не болтлива и способна кое-что придумать. Вы что, забыли, как настойчиво она убеждала вас взяться за исполнение рисунков дома ее мужа в его отсутствие?

Мистер Нэвилл. Ее объяснение вполне правдоподобно.

Миссис Тэлманн. Возможно, мистер Нэвилл, вы слишком многое принимаете на веру.

Мистер Нэвилл. Мне не терпится, миссис Тэлманн, увидеть конечную цель и результат этой тонкой игры. Оставшиеся шесть рисунков будут полны таинственности. Я буду шаг за шагом докапываться до сути происходящего.

Миссис Тэлманн (с натянутой улыбкой). Или до сердца моего отца, мистер Нэвилл?

Мистер Нэвилл. Пламенеющего на зеленой траве?

Миссис Тэлманн. Какая жалость, мистер Нэвилл, что ваши рисунки выполнены не в цвете.

Мистер Нэвилл. Вы слишком торопитесь, миссис Тэлманн. (Он сидит, закинув ногу на ногу и упираясь подбородком в ладонь.) Все эти предметы еще ни о чем не говорят.

Миссис Тэлманн. Каждому в отдельности можно найти объяснение. Взятые же вместе они наводят на мысль о том, что вы стали свидетелем несчастья.

Мистер Нэвилл. Несчастья, мадам? Какого несчастья? Никакого несчастья нет.

Миссис Тэлманн. Более, чем свидетелем — соучастником этой трагедии.

Мистер Нэвилл. Мадам, это все ваши фантазии.

Миссис Тэлманн. Мистер Нэвилл, я пришла к выводу, что по-настоящему умный человек может стать лишь посредственным художником, ибо живопись требует определенной слепоты — умения не замечать некоторых мелочей. (Ее выпад, кажется, достигает цели; Нэвилл наклоняется вперед. Он сидит, опустив голову, она стоит над ним.) Умный же человек обычно понимает больше, чем видит. И это несоответствие между тем, что он видит, и тем, что он понимает, сковывает его, не дает ему выразить свою мысль до конца, так как он боится, что проницательные зрители — те, кому он стремится угодить, — подумают, что он хочет показать нечто, известное не только ему, но и им. (Нэвилл смотрит на нее; она продолжает с притворным оживлением, даже иронией.) Вы, мистер Нэвилл, если вы умный человек, а значит, посредственный художник, должны отдавать себе отчет в том, что ваши рисунки вполне можно интерпретировать так, как я сказала. Если же вы, как говорят, талантливый рисовальщик, то, возможно, вам не кажется, что те предметы, на которые я обратила ваше внимание, вместе образуют некий план, некую стратегию или состав преступления.

Мистер Нэвилл (поворачивая к ней голову, потрясенный). Состав преступления, мадам? Это уж слишком. Мне не позволено быть ни умным, ни талантливым, хотя мне бы хотелось быть и тем, и другим.

Миссис Тэлманн отворачивается с улыбкой. Она присаживается рядом с ним.

Миссис Тэлманн. Давайте договоримся. Я могу связать воедино все незначительные детали на ваших рисунках так, что это могло бы объяснить другим причину батюшкиного исчезновения — а мы не получили сообщения, что он прибыл в Саутгемптон. (Оба видны через визирную рамку.) Мы могли бы прийти к соглашению, которое защитило бы вас… (Неуверенно, подбирая слова.) …и развлекло бы меня. Я предлагаю составить контракт, подобный тому, какой вы подписали с матушкой. (Нэвилл потрясен тем, что ей известно о существовании контракта, заключенного им с миссис Герберт, и который, как он считал, держится в строгом секрете.) А сейчас прошу вас пройти со мной в библиотеку, где мистер Ноиз, должно быть, уже ждет нас.

Музыкальное крещендо. Она встает и медленно уходит, не спуская с него глаз. Он тоже поднимается и следует за ней. В кадре остаются только рисовальные принадлежности.

Нэвилл и миссис Тэлманн удаляются по направлению к дому. Они проходят мимо статуи Гермеса.

Миссис Тэлманн (голос за кадром). …И во время исполнения каждого из оставшихся рисунков…

Мистер Нэвилл (повторяя за ней, за кадром). …И во время исполнения каждого из оставшихся рисунков…

Миссис Тэлманн (голос за кадром). …Я обязуюсь встречаться с миссис Тэлманн наедине…

Мистер Нэвилл (повторяя, как на брачной церемонии, за кадром). …Я обязуюсь встречаться с миссис Тэлманн наедине…

Библиотека. День.

Музыка предыдущего эпизода продолжается под сурдинку. Эта сцена напоминает заключительный эпизод пролога.

Мистер Нэвилл (повторяя за ней). …И исполнять все ее требования, которые могли бы доставить ей удовольствие.

В полумраке кабинета, освещенного единственной свечой, оставляющей стены комнаты в темноте, собрались миссис Тэлманн, мистер Ноиз, мистер Нэвилл, чтобы подписать контракт. Сумеречная атмосфера.

Миссис Тэлманн. …И исполнять все ее требования, которые могли бы доставить ей удовольствие.

Вторая серия рисунков — с 7 до 9 часов утра. Седьмой рисунок. День.

На заднем плане — фасад дома. Справа — дорожка, посыпанная гравием, с обелисками по сторонам, ведущая через ров. Посередине дорожки — кресло с высокой спинкой и визирная рамка. Музыка.

Комментарий (за кадром). Для рисунка номер 7: от семи до девяти часов утра весь участок перед домом должен быть свободен от членов семьи, прислуги, лошадей и экипажей.

С 9 до 11 часов утра. Восьмой рисунок. Купальня. День.

Здание купальни, скаты крыши, двери в тени. Справа, на зеленом газоне — визир и папка для рисунков на подставке. Музыка.

Комментарий (за кадром). Для рисунка номер 8: от девяти до одиннадцати часов утра участок парка перед зданием купальни должен быть свободен. Не должно разводить огонь в печах, дым из коих выходит через трубу купальни.

С 11 до 13 часов. Девятый рисунок. Тисовая аллея. День.

Зеленый газон, обсаженный с обеих сторон стрижеными тисами, с обелиском вдали, по центру аллеи. На переднем плане визирная рамка. Слева, вдали, меж двух стриженых кустов появляется миссис Тэлманн с левреткой. Она пересекает аллею и исчезает за кустами, оставив с края на траве свой кружевной зонтик.

Нэвилл перед визирной рамкой наблюдает за разворачивающейся сценой.

Миссис Тэлманн с собакой на поводке появляется несколько ближе. Она небрежно роняет на газон пару белых предметов туалета.

Комментарий (за кадром). От одиннадцати часов утра до часу пополудни тисовая аллея в центре нижнего парка должна быть свободна от всех членов семьи мистера Герберта, домашней прислуги и животных.

Миссис Тэлманн исчезает меж двух кустов и появляется ближе, цепляет на куст свой длинный шарф и снова пересекает аллею.

Нэвилл следит за ней со все возрастающим интересом.

Едва начатый девятый рисунок: тисовая аллея.

Тисовая аллея, как на рисунке. Миссис Тэлманн появляется еще ближе, волоча за собой свое платье. Она бросает его, глядя прямо на нас в визирную рамку.

Миссис Тэлманн. Пора, мистер Нэвилл.

С 2 до 4 часов пополудни. Десятый рисунок. Пастбище. День.

Вид через визирную рамку с домом вдалеке. Пение птиц.

Комментарий (за кадром). От двух до четырех часов пополудни участок за домом и пастбище с восточной стороны должны быть свободны от всех членов семьи, слуг и крестьян.

Музыка. Облака, проплывающие перед солнцем, бросают тени на изумрудно-зеленую траву; вот дом выходит из тени, за ним освещается лужайка, а вот и визир попадает на солнце. Конец музыки.

Кабинет. День.

Комната погружена в полумрак; на полках — странные предметы, черепа, точеные деревянные фигурки, книги и т. п. На стенах — картины. Миссис Герберт сидит на стуле. Кружево убора свисает ей на лицо. Нэвилл снимает со стены картину Януария Зика «Дань уважения Исааку Ньютону». Лучи света, проникая сквозь закрытые жалюзи, полосами ложатся на стены

Мистер Нэвилл (в одной рубашке, держа картину). Пригласить вас сюда меня побудила вот эта картина, которую я нашел в доме. (Он ставит ее на стул.) Мадам, встаньте, пожалуйста. (Она оборачивается к нему. Он говорит шепотом.) Она вас не интригует? (Он садится на канапе.)

Миссис Герберт (бесцветным голосом). Признаться, я не обращала на нее внимания. Он хлопает по софе рядом с собой; она садится спиной к нам. Он начинает расшнуровывать лиф ее платья.

Мистер Нэвилл. У вашего супруга на удивление эксцентричный и эклектичный вкус. В то время как большинство его предков довольствовалось собиранием портретов, по большей части, своих достопочтенных родичей, мистер Герберт, видимо, собирает все что угодно. (Аллегорическое полотно; тихая музыка.) Возможно, у него есть своя оптическая теория. (Фрагмент картины — молодой человек ободряющим жестом кладет руку на плечо девушки; оба одеты в духе классицизма.) Может быть, ему нравится наблюдать мучения любовников… (Другая деталь: солнечные часы.) …или смотреть, как течет время. (Картина в целом. Сцена просто непонятна для непосвященных: старик уводит молодого человека в нижний правый угол; какой-то гном стоит в дверях в центре полотна, а в нижней половине молодой человек покоряет сатира, ставя ногу ему на живот с видом победителя.) Что вы думаете об этом? (Нэвилл и миссис Герберт на софе. Он берет ножницы и разрезает ее шнуровку.) Вероятно, мадам, он питает слабость — и тут я целиком на его стороне — к изысканности рисунка. Как вы думаете, почему ваш супруг решил купить ее?

Миссис Герберт. На ней изображен парк, очевидно, поэтому.

Мистер Нэвилл. Конечно, конечно, а что же события на картине? (Фрагмент картины: старик, уводящий юношу, и старый гном в дверях.) Давайте рассмотрим полотно вместе. Вы не видите, мадам… (Молодой человек ставит ногу на лежащего на траве сатира, гном стоит в проеме дверей.) …связного сюжета в этих, на первый взгляд, разрозненных эпизодах? В этом перенаселенном парке разыгрывается какая-то драма. (Миссис Герберт, с обнаженной спиной, сидит опустив голову. Он заглядывает ей в лицо.) В чем здесь интрига? Вам не кажется, что персонажи хотят нам что-то сказать? Не знаете, мадам, ваша дочь… (Он начинает поглаживать ей спину.) …не проявляла интереса к этому полотну? Мадам, (Деталь картины: солнечные часы.) …вы могли бы определить время года? Мадам, у вас есть какое-нибудь мнение? (Тучный сатир держит в руке маску. Громкая ироническая музыка.) Какие измены здесь изображены? (Картина целиком.) Вы не думаете, что здесь скоро произойдет убийство?

Поля. День.

Туман. Слуга в ливрее ведет в поводу белую лошадь. Та же музыка.

Звуковая связка:

Миссис Тэлманн (за кадром). Вы не слыхали: была найдена лошадь, недалеко от Страйдза…

Купальня. День.

Интерьер купальни: помещение залито мягким прохладным голубоватым светом, затянуто белыми простынями. Миссис Тэлманн в белом платье поднимается на ступеньку, ведущую на возвышение, на котором стоит ванна, тоже затянутая белым полотном, которое кажется синеватым в этом скупом освещении. Нэвилл в черном парике и шляпе с широкими полями садится на переднем плане, спиной к нам.

Миссис Тэлманн (продолжая). …В трех милях от дороги, ведущей в Саутгемптон. Я останусь в одежде, мистер Нэвилл, а вы — нет. Мистер Кларк говорит, что с лошадью жестоко обращались. (Она поднимается и отводит простыню, чтобы выглянуть наружу.)

Мистер Нэвилл. Можно сказать… (Крыша купальни. В окне башенки появляется миссис Тэлманн.) …все дороги ведут в Саутгемптон, если путешествующий верхом изобретателен. Я слышал, одна лошадь самостоятельно добралась до Дувра и попала на корабль, везший сено в Кале. Французы, мадам, к лошадям относятся плохо. (Нэвилл снимает штаны и садится, чтобы расстегнуть их под коленом.) Они их едят. Вашу лошадь не пытались съесть, мадам? Можно мне остаться в шляпе?

Перед купальней: на первом плане — стул, папка с рисунками и другие принадлежности, на заднем плане — над изгородью видна крыша купальни с башенкой.

Миссис Тэлманн (за кадром). Ваше кресло отсюда кажется таким невзрачным, мистер Нэвилл.

Мистер Нэвилл (за кадром). Какие же важные выводы мы можем сделать, мадам… (Возврат в купальню.) …из того, что раненая лошадь вашего батюшки оказалась на дороге в Саутгемптон?

Он встает, расстегивает подштанники, снова садится, чтобы снять белые чулки, и снова поднимается и стягивает с себя подштанники.

Миссис Тэлманн (все еще глядя наружу). Первый вывод заключается в том, что ей нечего там делать без батюшки, и вообще почему она ранена и что означает это для батюшки?

Мистер Нэвилл. А второй вывод, без сомнения, имеет отношение ко мне, ибо неоседланная лошадь оказалась сегодня на моем рисунке. (С голой задницей, но в парике и шляпе, он забирается в ванну, обложенную белыми простынями, и садится на край.) Миссис Тэлманн, почему бы вам не отойти от окна и не залезть в ванну? Не беспокойтесь, ваше превосходство не будет нарушено. (Соскальзывает в ванну.) Мне все равно придется смотреть на вас снизу вверх. (Она смотрит на него, присев на ступеньках возвышения.) Раз уж я потратил драгоценное время, чтобы налить в эту ванну немного воды…

Слуга прогуливает на поводу лошадь перед домом, трое других, среди которых Филип, находятся вдалеке.

Мистер Нэвилл. У вас любопытная родинка, миссис Герберт, черная, как крот, и в идеальном месте.

Нэвилл сидит, наклонившись вперед. За ним окно с белыми шторами. На окне с частым переплетом висит клетка с птицей. Ставни окна открыты. На подоконнике стоит букет цветов.

Мистер Нэвилл (продолжая) Ваш садовник не истребляет кротов?

Миссис Герберт. Нет, он говорит, что кроты приносят удачу и победу над врагом.

Мистер Нэвилл. Но ведь они повреждают ноги лошадям.

Миссис Герберт. Мистера Порринджера невозможно заставить ловить кротов.

Мистер Нэвилл. Интересный человек и идеально подходит для этого.

Миссис Герберт. Для чего?

Мистер Нэвилл. Ну, для того, чтобы заставить хромать… (Он поднимает ее обнаженную ногу и склоняется над ней.) …прекрасную белую лошадь из Саутгемптона.

Купальня с башенкой на крыше; дверь купальни в стене, увитой диким виноградом, открывается. Наружу выставляется левретка. Музыка. Собака скулит под дверью.

Мистер Нэвилл (продолжая), …быть может, вы разделите ее со мной?

Комната миссис Герберт. День.
Вид из окна комнаты миссис Герберт: человек в красных штанах — мистер Порринджер — подошел к слуге, держащему лошадь, и смотрит на нее. Филип стоит рядом с барьером вместе с двумя сборщиками колосьев.

Миссис Герберт (за кадром). Вам нечего бояться мистера Порринджера, мистер Нэвилл.

Комната. Нэвилл склонился над бедром миссис Герберт.

Миссис Герберт (продолжая). Он наблюдает за вами для собственного удовольствия.

Мистер Нэвилл (выпрямляясь и сбрасывая ногу миссис Герберт, закинутую ему на плечо). Так же, как и я за вами, мадам. Тем не менее вы на удивление рьяно защищаете своего садовника. Но не вы, мадам…

Вид из окна. Два человека уводят лошадь. Они исчезают за углом здания.

Мистер Нэвилл (продолжая за кадром). …А его штаны служат ему лучшей защитой. Человека в красных штанах вряд ли можно принять за коварного заговорщика, мадам. В отличие от того, другого глупца, который притворяется статуей, когда этого меньше всего ожидаешь.

Второй день — С 7 до 9 часов утра. Седьмой рисунок. Перед домом. День.

Фасад дома, перед ним аллея обелисков, на переднем плане — кресло и визирная рамка. Нэвилл стоит слева в большой шляпе на черном парике. Он похлопывает себя по ноге длинной тростью.

С 2 до 4 часов пополудни. Десятый рисунок. Пастбище. День.

Миссис Тэлманн и Нэвилл сидят на скамье с подлокотниками под деревом, на краю пастбища. Нэвилл воткнул трость в траву рядом с визирной рамкой. Тихая музыка.

Миссис Тэлманн. Вдали от дома, мистер Нэвилл, я… я чувствую, что начинаю меньше значить.

Мистер Нэвилл. Мадам, по-моему, то, что имеет значение, не может уменьшиться.

Миссис Тэлманн. Вашу значимость, мистер Нэвилл, можно приписать в равной степени и наивности, и самонадеянности.

Мистер Нэвилл. Хм, вы-то можете безнаказанно пользоваться и тем, и другим, миссис Тэлманн. (Они сидят рядом, он машинально поигрывает ножом из слоновой кости.) Но эти качества не симметричны и весят по-разному. Как вы думаете, что тяжелее, миссис Тэлманн?
Миссис Тэлманн. От вашей наивности, мистер Нэвилл, всегда становится жутко, поэтому я выбираю… (Пастбище, вдали строения, слева огромное дерево.) …правую чашу весов.

Мистер Нэвилл. Мадам, ваша приверженность правоте достойна восхищения.

Конец музыки.

Спальня Тэлманнов. День.
Миссис и мистер Тэлманн сидят на краю кровати.

Мистер Тэлманн (смахивая пылинку со своего белого костюма тыльной стороной руки). Вы проводите слишком много времени с мистером Нэвиллом.

Миссис Тэлманн (играя кольцами). Ну и что же?

Мистер Тэлманн. Этот человек — плебей. Он ест, как бродяга, и одевается, как цирюльник.

Миссис Тэлманн. Вот так комплименты! Думаю, они бы его позабавили.

Мистер Тэлманн (подтягивая манжеты). А что до его слуги — то он похож на ходячую кудель с большими ногами.

Миссис Тэлманн (со смехом). Разве вы не считаете мистера Нэвилла человеком искусным?

Мистер Тэлманн. В чем? В чем мадам? (Молчание.) Мадам, я расцениваю ваше молчание как издевательство.

Миссис Тэлманн (глядя на него). А с чего бы, сэр, мне над вами издеваться.

Мистер Тэлманн (возмущенно) Чтобы разозлить меня и заставить думать что в ваших словах кроется нечто большее чем просто похвала искусству мистера Нэвилла.

Миссис Тэлманн (не глядя на него, но непринужденно). Изощренность речи делает вам честь, Луи, но вы сильно преувеличиваете характер моих отношений которые могли бы быть у меня с мистером Нэвиллом, а они на самом деле очень просты — он всего лишь матушкин наемный слуга, связанный контрактом, и все Матушка просила меня проследить за исполнением условий контракта.

Мистер Тэлманн. Неужели ваше участие так необходимо?

Миссис Тэлманн. Хотя мистер Нэвилл не лишен способностей, он не столь умен да и не столь талантлив, как ему кажется’

Вы это заметили с самого начала Луи правда, скорее благодаря своей неприязни к нему, нежели наблюдательности.

Перед домом — 7 часов вечера.
Рисунок купальни. Музыка. Рисунок парадного парка.

Рисунок сохнущих перед прачечной простыней.

Рисунок — вид с холма с фигурой «мистера Герберта».

Рисунок со статуей Гермеса. Терраса перед домом; все в сборе в ожидании возвращения мистера Герберта. Женщины сидят на канапе. Мужчины беседуют. Нэвилл разговаривает с мистером Сеймуром и мистером Тэлманном. На заднем плане двое слуг.

Миссис Тэлманн. Насколько я понимаю, вы сегодня покидаете нас, мистер Нэвилл.

Мистер Нэвилл (оборачиваясь к ней) С позволения миссис Герберт, я уеду после возвращения мистера Герберта и после того, как он выскажет свое мнение о рисунках. Если мой слуга достанет экипаж я уеду завтра утром.

Мистер Тэлманн (стоя слева) И должен сказать, мистер Нэвилл, чем скорее тем лучше, что вы, несомненно, и ожидали услышать от меня.

Сидящая справа миссис Герберт подносит к губам миниатюрную рюмочку с ликером.

Мистер Нэвилл. Я, сэр, уже имел честь узнать ваше суждение о рисовании, садоводстве… (Он поворачивается влево, как бы приглашая весь парк в свидетели. Открытые въездные ворота; живая статуя в плаще такого же бронзового цвета, как и ее тело, перелезает через парапет надо рвом, перепрыгивает через небольшую пирамиду.) …римско-католической церкви, деторождении, месте женщин в жизни английского общества, истории и политике Любека, дрессировке собак. (Нэвилл заходит за канапе и опирается на его спинку между сидящими дамами.) Поэтому я вполне мог предугадать ваше мнение о моем отъезде.

Мистер Тэлманн. В Рэдстоке вы ожидаете встретить такой же радушный прием?

Мистер Нэвилл. Мистер Тэлманн… («Статуя» карабкается на правый столб ворот.) …сэр, в доме миссис Герберт меня принимали с радушием, о котором я мог только мечтать.

Рисунок конной статуи перед фасадом дома; с обеих сторон столбы ворот. Музыкальное крещендо.

Рисунок купальни с левреткой под дверью.

Рисунок тисовой аллеи со скомканным платьем миссис Тэлманн на земле, ее шарфом и зонтиком.

Рисунок пастбища с огромным деревом слева.

Новый рисунок: справа — дом, слева -деревья.

Рисунок фасада дома со стороны рвов.

Мистер Сеймур (за кадром). Ваши рисунки полны неожиданных наблюдений, мистер Нэвилл… (На террасе: мистер Сеймур, стоя, указывает сидящему слева Нэ-виллу концом трости на рисунок. Тэлманн стоит к ним спиной. Рядом стул, украшенный цветами.) …и когда смотришь на них, кажется, будто в них заключена какая-то сложная аллегория. Вы уверены, что эта лестница была там?

Мистер Нэвилл. Абсолютно.

Мистер Сеймур. А это что? Похоже… (Склоняется над рисунком.)

Мистер Нэвилл. Что бы это ни было, оно было там. Миссис Тэлманн может подтвердить.

Мистер Тэлманн (слегка оборачиваясь к ним). Как моя жена может это подтвердить?

Миссис Тэлманн. Мне думается, мистер Нэвилл слишком обобщает. (Голова живой статуи, подслушивающей беседу.) Однако я могу подтвердить, что лестница действительно стоит под окном батюшкиного кабинета.

Мистер Сеймур (указывая на рисунок пальцем). Совершенно верно, мадам. Вы это знаете наверное.

Мистер Нэвилл (плоско). Как будто, мадам, вы сами ее туда поставили. Вы это хотите сказать?

Оба смотрят на него.

Решетка ворот, на правом столбе сидит живая статуя. Подходит Кларк, слуга мистера Герберта.

Миссис Тэлманн. Мистер Нэвилл, если бы у меня и возникло такое желание, я бы все равно не смогла бы ее поднять. Для этого потребовались бы усилия двух мужчин.

Мистер Кларк больно шлепает зажатой в руке шляпой сидящего на столбе человека-статую; тот испускает крик.

Группа смотрит…

…как мистер Кларк прогоняет «статую», которая соскакивает на землю.

Мистер Кларк. Стой! Прочь отсюда!

«Статуя» со всех ног улепетывает.

Мистер Тэлманн (громко, чтобы быть услышанным Кларком). Что вам угодно, мистер Кларк?

Мистер Кларк. Прошу вас пойти со мной, сэр. Это важно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: