Рафаэл Ф., Кубрик С. Широко закрытые глаза (2)

6 Июл

Билл бесцельно бродит по улицам ночного Виллиджа. Видит парочку, упоенно целующуюся перед магазинной витриной, – они явно ничего не замечают, кроме себя. Парочка заставляет Билла с новой силой представить себе Алису в объятиях морского офицера.

Билл идет по другой улице, в ожесточении стискивая кулаки, будто желая придушить фантазии, терзающие его. Он сворачивает за угол и сталкивается с компанией студентов. Их шестеро, они шагают в ряд, перегораживая улицу, сильно выпившие, агрессивные, ищущие, на ком сорвать злость.

– Серьезно говорю, у меня уже шрамы на затылке.

Он не договорил – компания заметила Билла и дружно надвигается на него.

– Это за какую же команду мы играем? – толкает его плечом один.

– За голубенькую, похоже!

Билл отступает в сторону, стараясь избежать стычки, но компания не намерена упускать жертву. Кто-то с силой толкает его на стоящую рядом машину. Билл теряет равновесие, но ухитряется устоять на ногах. Компания развлекается, громко обменивается мнениями по поводу сексуальной ориентации Билла, но постепенно им надоедает задирать его, и они уходят. Билл в бессильной ярости смотрит им вслед.

Он шатается по темноватым улицам, руки в карманах, погруженный в раздумья. Останавливается на перекрестке, ожидая переключения светофора. Рядом останавливается девушка в короткой меховой шубке и шапочке. Это – Домино.

– Простите, вы не знаете, который час?

– Десять минут первого.

– Вы спешите? – интересуется Домино.

– Да нет, – отвечает Билл с некоторым раздражением. – Просто гуляю.

Загорается зеленый свет. Билл переходит улицу, девушка пристраивается рядом и шагает в ногу с ним.

– А развлечься не хотите?

– Простите? – вздрагивает Билл.

– Немного развлечься. Я как раз здесь живу.

Домино указывает на соседний дом.

– Не хотите заглянуть ко мне? – спрашивает она.

– К вам?

– Ну да! У меня гораздо приятней, чем здесь.

Оба останавливаются, Билл украдкой оглядывается по сторонам.

– Вы живете в этом доме?

Это многоквартирный дом, входная дверь которого выкрашена в ярко-красный цвет.

Домино кивает:

– Да.

– И живете одна?

– Нет, с подругой, но ее нет дома. Послушайте, все будет о’кей. Нас никто не потревожит, все о’кей. Пошли же, пошли.

Домино тихонько тянет Билла к крыльцу.

Домино ведет его через тесный, грязноватый холл к двери на первом же этаже. Она отпирает дверь, оба входят. Домино идет впереди, Билл за ней. Он осматривается, замечает наряженную елочку.

– Здесь я и живу, – объявляет Домино.

– Славная елочка, – говорит Билл.

Домино смеется и ведет Билла в грязную кухню, заставленную немытой посудой.

– Извините за беспорядок, – небрежно роняет Домино. – У горничной сегодня выходной.
Билл озирается и неловко пристраивается на краешке ванной.

– У вас уютно, очень уютно.

– Нормально, – соглашается Домино.

Она раздевается, снимает с себя шубку и шапочку. Билл тяготится затянувшейся паузой и спрашивает:

– Как вы думаете, нам нужно договориться об оплате?

– Вообще-то да, но нужно договориться о том, чего бы вы хотели. Так что мы будем делать?

– А что бы вы посоветовали?

– Что я бы посоветовала? Ну, не знаю, не знаю, как это сказать. А может, вы просто предоставите все мне?

– Я в ваших руках, – с готовностью соглашается Билл.

– Вот и прекрасно. Сто пятьдесят долларов – это для вас как?

– Очень хорошо.

– И не беспокойтесь о времени, это не имеет значения.

Другая кухня – в доме Хартфордов. Алиса в голубом шелковом халатике сидит перед телевизором, ест печенье и курит.

Домино и Билл сидят на кровати лицом друг к другу. Домино очень медленно тянется к Биллу и нежно целует его в губы. Билл несколько скован, но отвечает на поцелуй.

– Идем дальше? – тихо спрашивает Домино.

Громко звонит мобильный телефон Билла. После секундного колебания он спускает ноги с кровати, идет через комнату к музыкальному центру, выключает его и, приложив палец к губам, оборачивается к Домино.

– Извините меня, – говорит Билл.

Домино кивает.

– Алло? – Билл смотрит в стену перед собой.

Алиса у себя на кухне:

– Привет!

– Привет. У тебя все в порядке?

– В порядке. Я просто хотела узнать, ты еще долго там?

– Мне не совсем удобно сейчас разговаривать. Вероятно, еще задержусь.

– Надолго?

– Пока трудно сказать. Ждем, родственников.

– Тогда я ложусь.

– Пока.

– Пока.

Домино лежит, откинувшись на подушки.

– Это была миссис доктор Билл?

Билл в смущении садится на кровать:

– Да.

– И тебе надо идти?

– Похоже, что надо. Выходит, что так.

– Уверен? – спрашивает Домино.

– Да. Боюсь, что так. Я все равно тебе заплачу.

Билл достает бумажник.

– Сколько ты говорила? Сто пятьдесят?

– Да. Только знаешь, денег не нужно.

– Почему не нужно? Все в порядке.

– Нет, правда.

– Но я хочу заплатить тебе.

– Да?

– Да.

Билл берет Домино за руку и сует ей деньги.

– Ну что ж, благодарю, – говорит Домино.

Билл опять шагает по темным улицам. Случайно повернув голову, он видит вывеску «Кафе Соната» – то самое, где должен играть Ник Найтингейл. Билл останавливается. За зеркальным стеклом фотография Ника за роялем. После минутного раздумья Билл решительно шагает в дверь, услужливо распахнутую швейцаром, поднимается по лестнице.

– Добрый вечер, сэр, – приветствует его метрдотель. – Столик? Или предпочитаете сесть за стойку?

– Пожалуй, лучше столик.

– Прошу вас. Ваше пальто, сэр.

Билл усаживается. На эстраде за роялем Ник и джазовое трио.

– Что выпьете, сэр?

– Принесите мне пива.

– Одну минутку.

Билл сидит лицом к эстраде. Музыканты завершают программу, Ник благодарит публику:

– Надеюсь, вы хорошо провели с нами время. В ближайшие две недели мы здесь будем выступать каждый вечер. Приходите! Я – Ник Найтингейл. Всего хорошего!

Он спускается с эстрады, идет по залу.

– Грандиозно, Ник! – кричат из зала.

– Благодарю! Благодарю! – Ник улыбается.

– Найтингейл! – Билл машет ему.

Ник подходит к столику.

– Пришел-таки, Билл! Молодец!

– Знаешь, даже неловко, пришел к шапочному разбору!

– Не бери в голову, мы сегодня играли препаскудно!

Появляется метрдотель с пивом, и Билл спрашивает Ника:

– А ты что будешь?

– Водку с тоником.

Метрдотель кивает и уходит.

– Как тебя сюда занесло в такое время? – интересуется Ник.

– Больной у меня в этом районе.

– Ты в Виллидже живешь?

– Нет, у нас квартира в Сентрал Парк Уэст.

– Женат?

– Уже девять лет.

– Дети есть?

– Дочка, семь лет. А ты?

– У меня в Сиэтле жена и четверо мальчишек.

– Далеко тебя, однако, забросило.

– Ну, где есть работа, туда и еду.

Метрдотель приносит Нику заказанную выпивку. Они чокаются.

– У тебя оркестр?

– Нет, собрал, кого смог.

– А с кем ты обычно играешь?

– Да с кем придется. На самом деле у меня еще одно выступление сегодня ночью.

– Ты сегодня еще где-то играешь?

– Ага. Там начинается часа в два ночи.

– Где-то в Виллидже?

– Поверишь, я еще сам не знаю, где это.

– Как не знаешь?

– Не знаю. Играю каждый раз в другом месте, адрес мне сообщают примерно за час до начала.

– И каждый раз новый адрес?

– Пока было так.

Билл заинтригован:

– Что же за этим скрывается?

Ник двигает пальцами перед лицом Билла:

– Старик, я – пианист.

Оба начинают нервно смеяться.

– Извини, но что-то я не понимаю.

– Играю с завязанными глазами.

– Что? – изумляется Билл.

– Именно так. С завязанными глазами.

– Слушай, ты что мне сказки рассказываешь?

– Чистая правда. А в прошлый раз повязка оказалась неплотной, так. Билл, я кое-что повидал в жизни, но такого я ни видел никогда. Никогда! И таких женщин тоже!

– И что? Что? – торопит его Билл.

Звонит мобильный телефон. Ник достает его из кармана:

– Извини, старик.

И в трубку:

– Алло? Да, сэр. Да, сэр. Да, это Ник. Знаю. Я знаю, где это.

Ник достает авторучку и записывает на бумажной салфетке. Писать ему неудобно, Билл придерживает салфетку рукой и видит, как Ник выводит слово «Фиделио».

– О’кей, сэр. Да. Выезжаю. Да. Спасибо. Всего хорошего.

– Что это значит?

– Это название оперы Бетховена, не знаешь, что ли?

– Ну Ник!

– Это пароль, – шепотом говорит Ник.

– Пароль?

– Ну, в общем. Билл, я чувствую себя последней скотиной, но мне надо идти. Уже пора, так я пошел.

– Ник, ты сейчас просто не можешь бросить меня здесь! Возьми меня тоже!

– Брось, Билл.

– Нет, ты послушай, Ник! Пароль я уже все равно знаю, ты дай мне адрес, и я сам туда подъеду. Полный порядок – я сам по себе, ты сам по себе.

– Даже если предположить, что я соглашаюсь, пойми, ты все равно не можешь туда явиться в этой одежде.

– Это еще почему?

– А потому что там все в костюмах и в масках! Где ты к дьяволу добудешь себе маскарадный костюм среди ночи?

Такси сворачивает за угол и останавливается напротив вывески «Радуга костюмов». Билл выпрыгивает из такси, расплачивается:

– Спасибо, сдачи не надо.

Билл взбегает по ступенькам, звонит в дверь. В домофоне слышится голос с сильным славянским акцентом:

– Кто там?

– Питер, это Билл Хартфорд. Простите за беспокойство, час поздний, но мне очень нужна ваша помощь!

– Вам кто нужен?

– Тысячу извинений! Я ищу Питера Греннинга, владельца «Радуги костюмов».

– А кто вы такой?

– Меня зовут Билл Хартфорд, я врач мистера Греннинга.

– Доктор мистера Греннинга?

– Ну да.

– Минутку.

Билл смотрит в стекло входной двери, видит, как распахивается внутренняя дверь, пропуская пожилого человека в халате, бородатого и длинноволосого. Это – Милич.

Он не спешит отпирать и разговаривает с Биллом через дверь.

– Так вы Питера Греннинга ищете?

– Да.

– Он уже год, как в Чикаго переехал.

– Переехал в Чикаго? А я и не знал. И кто же теперь владелец «Радуги», вы?

– Ну я, – с важностью говорит Милич.

– Во-первых, я хочу еще раз извиниться за вторжение среди ночи. Я, должно быть, разбудил вас, мистер.

– Милич.

– Мистер Милич. Чтобы вы убедились, что я тот, за кого себя выдаю, вот мое удостоверение от Медицинского совета штата Нью-Йорк.

Билл прижимает раскрытое удостоверение к стеклу, чтобы Милич мог прочитать его.

– Вижу. Вы действительно доктор Хартфорд, и если я встречусь с Питером, обязательно скажу ему, что вы заходили.

– Нет-нет! Прошу вас, прошу, выслушайте меня. Причина, по которой я сюда явился ночью, ну в общем мне нужен костюм! И я охотно заплачу вам сотню сверху за беспокойство.

– Сто долларов? – уточняет Милич.

– Да.

– Не знаю, как с вами быть.

– Хорошо, а двести долларов?

– Двести долларов сверх стоимости проката?

– Да.

– О’кей.

Милич отпирает дверь, впускает Билла, тщательно запирает за ним.

– Прошу вас, – приглашает Милич, выключая охранную сигнализацию. – В наше время надо проявлять осторожность.

Милич ведет Билла через приемную к своей конторке.

– Какого рода костюм вы хотите?

– Я думаю, мне нужен смокинг, черный плащ с капюшоном и маска.

– Плащ с капюшоном и маска? – уточняет Милич. – Сейчас мы вам что-нибудь подберем. Пойдемте.

Они проходят в соседнее помещение. Милич говорит, указывая на манекены:

– Совсем как живые, а?

– Замечательно! – фальшиво восторгается Билл.

– Так какого цвета плащ?

Билл мнется.

– Черный, коричневый, красный?

– Черный.

– Может быть, нашему доброму доктору подошло бы нечто более красочное?

– Вряд ли.

– А скажем, клоуны? Офицеры? Пираты?

– Мне смокинг, черный плащ.

– С капюшоном и маска.

– Вот именно.

– Позвольте ваше пальто.

Билл снимает пальто и вручает его Миличу.

– Вы доктор медицины, верно? – интересуется Милич.

– Я врач.

– Какая удача, доктор! Знаете, у меня с волосами проблема.

– С волосами?

– У меня выпадают волосы, вы себе не представляете как! Я за две недели лишился половины волос. Да вы сами посмотрите.

Милич наклоняется, давая Биллу возможность разглядеть его лысину. Билл бросает на нее быстрый взгляд.

– Вижу.

– Видите? И что?

– Боюсь, это не по моей части.

– То есть вы не можете помочь мне?

– Вам надо обратиться к трихологу – к специалисту по волосам. Мистер Милич, вы понимаете: сейчас уже поздно, так что если бы вы.

– О’кей, о’кей, доктор. Мне тоже хочется поскорей лечь в постель.

– Я понимаю.

Милич откладывает в сторону пальто Билла и подходит к длинной вешалке с плащами.

– Значит, все-таки черный плащ?

– Милич вдруг замирает. Поворачивается к Биллу.

– Вы ничего не слышали? Что это?

Милич идет к стеклянной стенке в конце комнаты, отгораживающей другое помещение, всматривается в темное стекло, пытаясь найти во мраке источник шума.

– Что там такое? – недоумевает он.

Милич идет в другую комнату, включает свет, озирается. Наклоняется над низким столиком с остатками ужина в ресторанной упаковке. Подбирает с полу женскую рубашечку. Неожиданно улавливает какой-то звук, срывает висящий на стене халат и видит спрятавшегося за ним японца в трусах и цирковом парике. Японец чихает. Милич в ярости сдирает с него парик.

– Что такое? Что здесь происходит? – орет Милич.

Перепуганный до смерти японец лепечет:

– О Милич! Я все объясню!

Но Милич не слышит, его внимание привлечено чем-то за диваном. Он бросается к дивану, бьет по нему париком – из-за дивана выскакивает юное создание в лифчике и трусиках, Это дочь Милича.

– Ты!! Ты что тут делаешь? Я убью тебя, честное слово, убью!

Из-за дивана выпрыгивает еще один японец в парике, прикрывая тряпочкой срам. Милич и с него срывает парик и париком же лупит его.

– А ты? – вопит Милич. – Совсем совесть потерял! Джентльмены, у вас что, совести нет?!

Дочь тем временем хватает шаль и набрасывает на себя.

Первый японец вступает в переговоры:

– Милич, вы сошли с ума! Нас сюда пригласили! Пригласила молодая леди.

– Молодая леди? Вы что не видите: она несовершеннолетняя, ребенок! Нет уж, вам придется объясняться с полицией!

– С полицией? – ужасается первый японец.

Милич пытается схватить дочь, но та укрывается за диваном, Милич ловит ее, но девчонка ловко уворачивается, выбегает в комнату, где все продолжает стоять ошеломленный Билл, и прячется за него.

– Ах ты, шлюха, я же тебя убью за это! Убью тебя! Убью! – Кричит Биллу: – Не выпускайте ее!

Билл смотрит на нее, она улыбается ему снизу вверх.

– Но, Милич, это же нелепость, девушка позвала нас сюда.

Милич в бешенстве швыряется разноцветным тряпьем в японцев, забившихся в угол:

– Вы что, не видите? Не понимаете, она же помешанная! Биллу:

– Доктор, извините, что я вас задерживаю.

Японцам:

– Джентльмены, это уголовное дело. Теперь пусть полиция разбирается. Попрошу вас оставаться на месте до моего возвращения.

Милич выходит из комнаты, поворачивая ключ в двери и оставляя японцев в ловушке.

– Выпустите нас, – умоляет первый японец. – Что вы делаете, выпустите нас!

– Боюсь, что об этом не может быть и речи! – веско заявляет Милич Биллу:

– Доктор, извините, так какого цвета?

Билл мнется.

– Черный?

– Черный, – подтверждает Билл.

Милич обращается к японцам:

– Джентльмены, я прошу вас. Ведите себя пристойно и не шумите. Неужели вам непонятно, что я обслуживаю клиента?

Биллу:

– Извините.

Дочери:

– А ты, юная потаскуха, марш в постель сию минуту, порочное ты создание! Я с тобой разберусь, дай мне только обслужить этого джентльмена.

Дочь шепчет Биллу на ухо:

– Вам нужен плащ, подбитый горностаем.

Она медленно выходит из комнаты, перед дверью бросив на Билла многозначительный взгляд. Билл недоуменно смотрит ей вслед.

Такси быстро едет по мосту.

Билл сидит в машине. Преследующая его сцена, в которой Алиса и офицер занимаются любовью, вновь настигает его.

Билл зажмуривает глаза, будто это способно ему помочь.

Такси круто сворачивает, съезжая с моста, выбирается на шоссе, катит через пригородный район в рождественских огнях. Через улицу переброшена арка с неоновым пожеланием «Счастливых праздников!».

С правой стороны из-за деревьев показываются кованые ворота, дальше виднеется большой загородный дом. Над воротами надпись: «Сомертон». У ворот два человека в темном, которые внимательно наблюдают за машиной.

Такси останавливается у ворот, шофер включает свет, Билл достает бумажник.

– Приехали. С вас семьдесят четыре пятьдесят.

– Семьдесят четыре пятьдесят. Здесь восемьдесят. Я обещал вам еще полсотни сверху, так? Если вы согласны подождать, получите сотню.

Билл перегибает пополам сотенную купюру и разрывает ее надвое.

– Не выключайте счетчик. Я вернусь, заплачу по счетчику плюс вторая половина, о’кей?

– А вы там долго?

– Не знаю, может, с часик или побольше, а может, и вообще десять минут.

– Идет.

Шофер забирает половинку сотенной, Билл выходит из такси.

Он захлопывает дверцу и не спеша идет к воротам.

– Добрый вечер, сэр, – приветствует его один из охранников.

– Добрый вечер.

– Могу ли быть вам полезен?

– Вы имеет в виду пароль?

– С вашего позволения, сэр.

– Фиделио.

– Спасибо, сэр. Мы подвезем вас к дому.

Охранник делает знак водителю машины во дворе.

Огромный загородный дом окружен парком. Вдоль подъездной аллеи по обе стороны припаркованы разнообразнейшие машины. Билл высаживается у парадного подъезда, поднимается по ступеням, перед ним распахивается дверь. Билл входит в дом.

Его встречает дворецкий в маске. Слышатся звуки странной музыки.

– Добрый вечер, сэр.

– Добрый вечер.

– Пароль, сэр.

– Фиделио.

– Благодарю вас, сэр.

Дворецкий в маске принимает от Билла пальто, под которым на нем надет черный плащ с капюшоном. Билл надевает маску, опускает капюшон пониже и идет в другую дверь, предупредительно распахнутую другим человеком в маске.

Билл медленно проходит через холл, Слуга в маске элегантным жестом раздвигает тяжелые бархатные драпри, приглашая Билла проследовать в зал, стены, потолок, балконы и колонны которого облицованы мрамором с тончайшей резьбой. Зал заполнен людьми, как и Билл, наряженными в темные плащи с капюшонами. Венецианские карнавальные маски самых немыслимых форм и цветов полностью закрывают их лица.

Билл обращает внимание на ярко освещенный круг, образованный коленопреклоненными фигурами. В центре круга – человек в красном плаще, совершающий некий ритуал. В одной руке у него кадильница, которой он размахивает, в другой – посох.

В дальнем конце зала Билл замечает Ника в белом смокинге, с большой повязкой на глазах. Ник сидит перед целым набором клавиатур, из которых извлекает причудливую мелодию. Звуки плывут по залу, к мраморным балконам и галереям, где движутся фигуры в плащах и масках.

Тем временем Красный плащ завершает обход круга и возвращается в его центр. Он отвешивает низкий поклон, коленопреклоненные простираются перед ним. Билл наблюдает за зрелищем из-за отдаленной колонны. Он видит, как Красный плащ ударяет красным посохом по красному ковру, что служит сигналом для собравшихся снова стать на колени. Помахивая кадилом, Красный плащ обходит весь круг, возвращается на свое место в центре и опять ударяет посохом, от чего фигуры в круге поднимаются на ноги.
И снова Красный плащ ударяет посохом – стоящие в круге сбрасывают на ковер плащи. Женщины обнажены – на них лишь маски и узенькие набедренные повязки.

Красный плащ поворачивается, одна из женщин склоняется вправо, легким движением обнимает стоящую рядом и целует ее в губы. Та повторяет движения. Поцелуй передается по кругу.

Пытаясь разобраться в происходящем, Билл не сразу замечает пристального внимания двух закутанных в плащи фигур на балконе напротив. Двое не сводят с Билла глаз, и он начинает ощущать некоторую неловкость. На одном маска о трех рогах, лицо второго скрыто под личиной гермафродита, в обоих чувствуется что-то зловещее. Человек в рогатой маске кланяется Биллу, будто узнав его. Билл колеблется, но возвращает поклон. Его больше занимает продолжение ритуала в круге. Красный плащ стучит посохом, вызывая женщину. Та кланяется Красному плащу, а он осеняет ее благословением. Женщина выходит из круга, приближается к одному из гостей и целует его, то есть касается губами своей маски губ его маски, после чего уводит мужчину прочь. Билл неотрывно смотрит, как повторяется эта часть ритуала, как женщины, одна за одной, похоже, что наугад, подходят к мужчинам в зале.

Красный плащ вызывает женщину в поразительно красивой маске, верх которой украшен черным плюмажем. Получив благословение, Незнакомка направляется прямо к Биллу, нежно кладет руку ему на плечо, прижимается к его маске губами своей и за руку выводит из зала.

Она ведет Билла по коридору, устланному красным ковром, стены которого облицованы резным мрамором, таким же, как зал. В больших зеркалах отражаются почти нагие женщины, уводящие за собой мужчин.

Неожиданно спутница заговаривает с Биллом:

– Не знаю, что вы думаете о происходящем, но вы здесь чужой.

– Извините. Мне кажется, вы принимаете меня за кого-то другого.

– Не делайте глупостей. Вы должны немедленно уйти.

– Кто вы такая?

– Не имеет ни малейшего значения. Вы в опасности, большой опасности. И должны уйти, пока есть возможность.

Внезапно появившийся Злодей в огромной, гротескно огромной маске, берет под руку незнакомку.

– Вы нас извините, – говорит он Биллу. – Мы буквально на минутку.

Злодей уводит Незнакомку вверх по мраморной лестнице. Она оглядывается на Билла, застывшего в полном недоумении.

Билл следует за одной из пар и оказывается еще в одном зале со множеством дверей и арок. Совершенно голая, ослепительно красивая женщина сидит верхом на мужчине, ничком лежащем на полу. Оба издают стоны наслаждения, не обращая внимания на сгрудившихся вокруг них зрителей. В дальнем углу зала мужчина теснит к краю полированного стола даму в элегантном платье и приступает к делу, будто не замечая проходящего рядом Билла.

Билл идет в соседнюю комнату, где на длинном столе две девицы расположились валетом, возле них сидят еще три. Зрители в молчании наблюдают за спектаклем.

В холле, в центре толпы парочка занимается сексом. Руки девушки держит другая, в красном платье.

Билл переходит в роскошно обставленную библиотеку с обшитыми дубом стенами, с книжными шкафами, за стеклами которых мерцают кожаные переплеты с золотым тиснением.

Огонь, пылающий в камине, освещает мужчину в строгом вечернем костюме на четвереньках, голая женщина у него на спине, сверху – некто в маске Пана.

Билл стоит среди наблюдателей, замечает человека в рогатой маске в сопровождении голой молодой женщины. Пара останавливается, по знаку мужчины его спутница подходит к Биллу.

– Вы не скучаете? – спрашивает она.

– Весьма занятно.

– Не хотите перейти в более интимную обстановку?

– Интимную? Что ж…

Разговор неожиданно прерывает Незнакомка в маске с черным плюмажем:

– Ах, вот ты где! А я тебя везде ищу! Куда же ты ушел?

Она обращается к молоденькой:

– Одолжи мне его на несколько минут. С возвратом, честное слово!

Незнакомка за руку уводит Билла из библиотеки.

В небольшом холле она останавливается, озирается по сторонам и, уверившись, что никого поблизости нет, тащит Билла дальше.

– Ты не понимаешь, в какой ты опасности! Их не обманешь, они тебя скоро разоблачат. Уходи, уходи, пока не поздно!

– Почему ты мне это говоришь?

– Какая разница почему!

– Кто ты?

– Тебе незачем знать, но уйти ты должен немедленно!

– И ты со мной?

– Это невозможно.

– Почему?

– Потому что это стоило бы мне жизни, а может быть, и тебе тоже.

– Я хочу видеть твое лицо!

Он делает попытку сорвать с нее маску, но женщина не дается.

– Нет! – отбивается она.

Наконец, ей удается вырваться, она убегает.

– Уходи! – Она скрывается за дверью.

Билл смотрит ей вслед, готовый броситься вдогонку. Путь ему преграждает рослый дворецкий в маске.

– Прошу прощения, сэр. Не вас ли ждет такси?

– Меня.

– Шофер просит вас выйти к нему, по возможности срочно.

Дворецкий жестом предлагает Биллу следовать за ним, и оба выходят из комнаты.

Огромное помещение, напоминающее оранжерею, вдоль стен которой высажены пальмы. Танцующие пары, кто нагишом, кто в вечерних туалетах. Через зал в коридор ведут Ника Найтингейла, его глаза по-прежнему завязаны.

Дворецкий ведет Билла тем же коридором, по которому его раньше провела Незнакомка. Они останавливаются у дверей беломраморного зала, где Билл наблюдал ритуал открытия. Теперь в центре красного ковра восседает на троне Красный плащ, а по обе стороны трона выстроились адепты в пурпурных одеяниях. Вокруг ковра толпа в черных плащах и масках.

Красный плащ жестом приказывает Биллу приблизиться.

– Сюда, ближе, – говорит он.

Люди в черном расступаются, пропуская Билла, и снова плотно смыкают ряды за его спиной.

– Пароль, прошу вас, – говорит Красный плащ.

– Фиделио.

– Совершенно верно, сэр. Таков пароль для входа. Я же прошу вас назвать внутренний пароль.

– Внутренний пароль? – переспрашивает Билл.

– Именно так.

– Вы знаете… прошу прощения. Я, кажется, забыл его.

– Весьма прискорбно, ибо для нас не имеет значения, забыли вы пароль или никогда его не знали. Прошу вас снять маску.

И после паузы:

– А также раздеться.

– Раздеться? – Билл не верит своим ушам.

– Снимите одежду.

– Джентльмены, прошу вас.

– Вы сами снимете одежду или хотите, чтобы мы сделали это за вас?

С балкона раздается громкий крик:

– Остановитесь!

Это Незнакомка.

– Я готова выкупить его.

Толпа изумленно ахнула.

Красный плащ поднялся на ноги:

– Ты готова заплатить собой за него?

– Да.

Изумление толпы возрастает.

– Ты знаешь, что навлекаешь на себя?

– Да.

Красный плащ больше не смотрит на Незнакомку и обращается только к Биллу. Тон его суров.

– Хорошо же. Вы свободны, но предупреждаю – если вы вздумаете проявить любопытство или проронить кому-нибудь хоть слово об увиденном, последствия будут самыми серьезными для вас и для вашей семьи. Вы поняли?

Билл медленно кивает. Он поднимает глаза, ища взглядом Незнакомку на балконе, но ее уже уводит человек в птичьей маске.

– Что теперь будет с этой женщиной? – спрашивает Билл.

Ему отвечает Красный плащ:

– Теперь уже никто не может изменить ее судьбу. Когда у нас дают слово, его нельзя взять обратно. Вон!

Билл входит в свою квартиру, неся сумку с костюмом. Осторожно, стараясь не шуметь, он закрывает за собой дверь и запирает на ключ. Крадется по коридору, заглядывает в детскую, убеждается, что Хелен сладко спит. Снимая на ходу пальто, Билл пробирается в гостиную, оттуда – в кабинет. Отпирает шкаф и прячет сумку с костюмом.

Билл на цыпочках входит в спальню. Алиса спит, но сон ее неспокоен, она бормочет что-то невнятное. Билл присаживается на край кровати рядом с женой, пробует заглянуть ей в лицо, но тут бормотание Алисы переходит в смех. Это даже не смех, хохот. Билл осторожно касается ее плеча. Она вздрагивает, просыпается. Лицо ее выражает смятение.

– Алиса. Алиса, все хорошо, все хорошо. Прости, что разбудил тебя, мне показалось, тебе снится страшный сон.

Он принимается снимать ботинки, Алиса медленно приходит в себя.

– Господи, какой мне страшный сон приснился. Который час?

– Да уже пятый.

– Ты только что пришел?

– Да, пришлось задержаться. Не думал, что пробуду там столько времени.

– Ты, наверное, совсем без сил. Ложись, ложись скорее.

Алиса, еще не вполне опомнившись от кошмара, притягивает Билла к себе.

– Что тебе приснилось? – спрашивает Билл.

– Просто какой-то нелепый сон.

– О чем?

– Не знаю, нелепый сон.

– Говори.

Алиса садится в постели припоминая сон:

– Мы с тобой были в каком-то заброшенном городе, и у нас пропала одежда. Мы с тобой остались в чем мать родила. Я была в ужасе, и мне было стыдно. О Господи! Я злилась на тебя, потому что тебя считала виноватым, что пропала одежда. А ты, ты куда-то побежал искать наши тряпки, и как только ты исчез, сразу все переменилось. Мне вдруг стало так хорошо! Я лежала в прекрасном саду, голышом растянулась на солнышке и вдруг из лесу выходит человек, тот самый, что в гостинице, про которого я тебе рассказывала, морской офицер. Он уставился на меня, и расхохотался, смотрел и хохотал.

Алиса ложится, зарывшись лицом в подушку. Билл отрешенно наблюдает, как она плачет.

– Но это не весь сон, так?

– Нет, не весь.

– Почему ты не хочешь рассказать мне все?

– Потому что, потому что это ужасно.

– Но это же только сон.

Алиса прижимается к Биллу, обвивает его руками, собираясь с силами, чтобы продолжить.

– Он бросился меня целовать, потом вошел в меня. Вдруг оказалось, что вокруг люди, сотни, может, тысячи, всюду, куда ни глянь. И все трахаются, всеобщий свальный грех. Я – со многими, даже не знаю, со сколькими. И все время знала, что ты это видишь, видишь меня под другими, как я перехожу из рук в руки, а мне нравилось злить тебя, мне хотелось расхохотаться тебе в лицо, и я хохотала во все горло. И тут ты меня разбудил.

Алиса с плачем льнет к Биллу, который сидит в оцепенении, не понимая, какие чувства должен в нем вызвать ее рассказ.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: