Мудиссон Л. Покажи мне любовь (1)

22 Июл

Пролог

Комната Агнес.
Юная девушка – Агнес – печатает на компьютере. Одна за другой на экране появляются буквы:
Список моих тайных желаний:
1. Чтобы мне удалось не справлять дня рождения.
2. Чтобы на меня взглянула Элин.
3. Чтобы Элин влюбилась в меня.
Я ЛЮБЛЮ ЭЛИН!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Пятница. Утро.
Кухня одной из квартир самого высокого дома в Омоле. Дом четырехэтажный, построен в конце 60-х годов. В этом районе живут те, у кого не очень много денег. Хотя Омоль – совсем небольшой городок (в коммуне всего 13 500 жителей), здесь тоже есть своего рода социальное расслоение. Мы дома у Элин и ее сестры Йессики. Элин учится в восьмом классе, Йессика – в девятом. Если бы устроить голосование, кто самая красивая девчонка в школе, то победит наверняка Элин. Йессика заняла бы, может быть, пятое место. Йессика в обтягивающих брюках и майке. На Элин халат. Она только что вышла из душа. Волосы у нее (обесцвеченные с темными корнями) мокрые. На шее – фенечка из букв: Э-Л-И-Н. Йессика сидит за кухонным столом и размешивает в стакане какао O’boy. Элин стоит у плиты и держит в руках пустой пакет от O’boy.
Элин (кричит). Какого черта ты это сделала? Я тебя ненавижу!
Кидает пакет в Йессику.
Йессика. Да успокойся ты…
Элин. Да ты чертова дура!..
Элин кидается вперед, хватает стакан с какао и выливает его на Йессику. Йессика бросается на Элин, они сцепляются в драке, валятся на пол.
Йессика. Что ты делаешь, черт подери! Я тебя ненавижу!
Элин. Ай!
Неожиданно в дверях показывается мама Биргитта. Она только что вскочила с постели, на ней трусики и майка. Биргитта. Да прекратите же вы… Что тут происходит?
Сестры прекращают драться. Йессика встает на ноги. Она вся в какао и очень сердита.
Йессика. Можешь спросить об этом Элин.
Она выбегает из кухни мимо Биргитты.
Биргитта. Я не понимаю… Я так устала от всего этого! Я работала всю ночь.
Элин. Ну прости… Мы не хотели тебя разбудить.
Йессика (кричит за кадром). Что я теперь надену?
Биргитта. Ну и в чем же было дело на этот раз?
Элин. Она взяла последнюю ложку О’boy.
Биргитта. Она взяла последнюю ложку O’boy?
Элин. Угу.
Биргитта тяжело вздыхает, возвращается в спальню и закрывает за собой дверь. Элин отрывает кусок хозяйственной бумаги, швыряет ее на пол и начинает одной ногой вытирать O’boy. Не особенно успешно.

Комната Агнес.
Раннее утро. Агнес спит. Ее комната полностью противоречит представлению о том, как должна выглядеть комната девочки. Никаких розовых тонов. Никаких фотографий Леонардо ди Каприо. На стенах — детские рисунки, афиши с Морисси и фотографии, которые Агнес сделала сама. Ее комната на втором этаже. Вдруг за дверью слышится песенка: Happy birthday to you…
Дверь открывается, и в комнату входит вся семья. Мама Карин, папа Улоф и младший брат Оскар. Высший средний класс, «хороший вкус». Улоф – архитектор, Карин – художник по текстилю. Они несут подарки и торт с шестнадцатью свечками.
Улоф. Четырехкратное ура Агнес в честь ее шестнадцатилетия! Да здравствует Агнес!
Все. Ура, ура, ура, ура!
Агнес улыбается и протирает глаза со сна.
Улоф. Я раздвину занавески?
Карин. Детка, ты будешь задувать свечки?
Агнес задувает все свечки на торте.
Карин. Здорово.
Улоф. Именинные поцелуи.
Улоф целует Агнес, потом мама.
Карин. Поздравляем! Подумать только, тебе уже шестнадцать лет.

В это время около высокого дома у мопеда на корточках сидит Юхан Хюльт. Юхан — милый, неуверенный в себе семнадцатилетний молодой человек. Он что-то разбирает в своем мопеде, но, похоже, делает это только для виду. Он все время поглядывает на дверь. Через некоторое время из дверей выходит Элин, в короткой юбке и расстегнутой куртке. Под курткой у нее обтягивающий топ. Элин одевается вызывающе. Яркие цвета, высокие каблуки, модные вещи, но никаких дорогих фирм.
Юхан. Привет!
Элин. Привет. Ты здесь живешь?
Юхан поднимается.
Юхан. Нет, я только проезжал мимо. Надо было сделать кое-что… Тебя подвезти?
Элин. Нет.
Юхан. Я могу тебе дать шлем, мне он не нужен…
Элин. Да нет, я пойду сама. (Идет.)
Юхан. А ты пойдешь вечером к Кристиану?
Элин (не оборачиваясь). Может быть.
Юхан. О’кей, значит мы, может быть, увидимся? О’кей. Пока.
Элин, ничего не отвечая, уходит. Юхан смотрит ей вслед.

Комната Агнес.
На письменном столе Агнес – развернутые подарки, среди прочего диск «Боб Хюнд». Там же наполовину съеденный торт и шоколадка «Алладин». Агнес сидит на кровати и собирает сумку в школу. В том конкурсе красоты, в котором Элин наверняка бы выиграла, Агнес не получила бы вообще ни одного голоса. Не потому, что она уродина, а просто потому, что как-то не вписывается. Она одета в военные брюки и рубашку, которую она, видимо, купила в секонд-хэнде. Улоф сидит за письменным столом.
Улоф. Это тот диск, который ты хотела?
Агнес. Да. Спасибо большое.
Улоф. Я немного послушал его в магазине. Я думаю, что… что это неплохо.
Агнес улыбается.
Улоф (осторожно). Ты уже раздала кому-нибудь?
Он указывает на стопку приглашений на день рождения.
Агнес. Нет еще, но собираюсь…
Улоф. Да необязательно… Я их сделал только на тот случай, если ты…
Агнес. Ты их сделал, потому что мама тебе сказала.
Улоф. Да, мне мама сказала. Но все же это твой праздник.
Агнес. Это мамин праздник.
Улоф. Нет, неправда. Это твой день рождения, твой праздник. Если ты не… Я хочу сказать, если тебе неохота кого-то приглашать, то… Нет.
Агнес. Да, но я приглашу.
Она встает и берет учебник.
Улоф. Это неудивительно. Когда человек недавно живет на новом месте, то первое время ему не так легко найти друзей.
Агнес. Первое время?
Улоф. Ну да.
Агнес. Но, папа, мы живем здесь уже два года!
Улоф. Ну нет… Мы переехали сюда в июне – прошло всего полтора года.
Агнес. Я раздам, раздам их!
Она берет приглашения и уходит.
Улоф. Да нет, ты не должна… Агнес, Агнес.

Типичная шведская средняя школа. Раздевалка, уставленная шкафами; за три минуты до начала первого урока. Везде полно людей. Агнес кладет свои учебники в шкаф, запирает его и подходит к девочке в инвалидной коляске – Виктории.
Агнес. Возьми!
Она протягивает Виктории приглашение безо всякого энтузиазма.
Виктория. Спасибо!
Агнес. Я, короче, устраиваю что-то типа вечеринки…
Камилла. Ты устраиваешь вечеринку?
Агнес оборачивается и видит Камиллу, одну из самых противных девчонок в школе.
Камилла. Можно мне посмотреть?
Она вырывает из ее рук приглашение.
Агнес (нервно). Прекрати.
Камилла. Вау! Я обязательно должна пойти!
Виктория. Ну перестань, вечно ты… Дай сюда мое приглашение!
Камилла. Ну пожалуйста, ну неужели мне нельзя прийти?
Виктория. Прекрати!
Камилла. Ну пожалуйста!
Агнес смотрит в другую сторону. В сторону только что вбежавшей Элин.
Элин бросается Йессике на шею.
Элин. Йессика! Прости!
Виктория. Это мое приглашение!
Элин. Я никогда больше не буду обливать тебя О’boy! Я такая ужасная дура!
Йессика (за кадром). Да уж, это точно!
Агнес не может отвести глаз от Элин.

Агнес сидит и мечтает на уроке математики. Среди примеров в тетрадке она пишет: ЭЛИН ЭЛИН ЭЛИН. Рядом с Агнес сидит Виктория. Она подсматривает, что пишет Агнес, отворачивается. Агнес очнулась от мечтаний и закрывает тетрадку рукой. Виктория погружена в вычисления. Агнес зачеркивает буквы, потом замазывает их.

Агнес и Виктория сидят рядом в школьной столовой. Агнес ест вегетарианский обед. Перед ней на столе лежат приглашения на день рождения. Они зубрят французские слова перед зачетом. Виктория делает ошибки, и Агнес поправляет ее.
Агнес. Бегство, исчезновение.
Виктория. Фуг.
Агнес (поправляет). Нет. Фюг.
Агнес поглядывает на другой столик, там сидят Элин и ее приятельницы: Камилла, Сара, Малин и еще некоторые девочки.
Элин. …Мне совсем неохота.
Камилла. У тебя что, сейчас месячные?
Элин. С какой стати?
Камилла. Но ты так чертовски визглива, все визжишь и визжишь!
Элин. Ничего я не визжу!
Камилла. Нет, визжишь.
Элин. Я просто не хочу идти на вечеринку к Кристиану. Можем мы заняться чем-нибудь другим?
Малин. Например?
Элин. Ну не знаю…
За столиком Агнес продолжается зубрежка.
Агнес. Стоит хорошая погода.
Виктория. Ммм.
Элин. Я хочу пойти на рейв.
Девочки. Пойти на рейв?
Сара (с издевкой). Куда, к твоей бабушке или еще куда-нибудь?
Элин. Или мы можем ограбить какого-нибудь пенсионера, или что-нибудь такое.
Камилла. Ты сошла с ума.
Элин. Оооооохх! Какие вы зануды!
Камилла. Что ж, можешь тогда пойти на вечеринку к Агнес, если тебе кажется, что там будет веселее.
Элин. Куда к Агнес?
Камилла. Агнес! Правда ведь у тебя будет вечеринка?
Агнес ненавидяще смотрит на Камиллу.
Виктория. Плюнь ты на нее!
Агнес. Я ненавижу ее.
Элин. Все так скучно!
Элин отпихивает свой поднос, ложится на стол и кладет руки на голову.
Элин. Все так скучно!
Виктория. Да плюнь ты на нее.
Агнес с подносом с приглашениями идет к мойке.
Элин. Я ненавижу свою жизнь!
Камилла. Агнес!
Элин. Я перестану дышать.
Элин делает глубокий вдох и задерживает дыхание.
Камилла. Агнес, слышишь, мы придем к тебе на вечеринку!
Агнес выкидывает поднос в ведро. Выходя из столовой, она показывает средний палец. Все в восторге хлопают в ладоши, кроме Элин, которая выдыхает воздух в тот момент, когда ее подруги обсуждают, какая Агнес ущербная.

Комната мальчиков.
Типичная комната подростка. Юхан Хюльт что-то ищет. Стены увешаны плакатами НХЛ. В ящике он наконец находит то, что искал: школьный альбом. Слышит за дверью шаги и голоса, поспешно прячет его под толстовкой. В тот же момент открывается дверь.
Младший брат. Что ты делаешь в моей комнате?
Юхан поворачивается и идет к двери. В дверях стоит его тринадцатилетний брат со своими друзьями.
Юхан. Я только хотел посмотреть, нет ли здесь моих кроссовок.
Младший брат. Что твои кроссовки могут делать в моей комнате?
Юхан дает брату легкий подзатыльник и выходит из комнаты.

Комната Юхана.
Юхан сидит на своей кровати и разглядывает школьный альбом. Вырезает ножницами фотографию Элин и вставляет в прозрачный кармашек бумажника.

В другой комнате на кровати лежит Агнес и смотрит на фотографию Элин в школьном альбоме.

Туалет в квартире Элин.
Элин стоит на унитазе и вертится перед зеркалом. Она сильно накрашена, одета в обтягивающие штаны и майку. Живот у нее голый. Элин вздыхает, спрыгивает с унитаза, быстро выходит из ванной и идет на лестничную клетку. Входную дверь она оставляет широко распахнутой. Подъезжает лифт. Элин заходит.
Смотрится в зеркало в лифте – оно больше подходит для того, чтобы оценить свой наряд, чем маленькое зеркало в туалете. Элин вздыхает, стягивает с себя штаны и выкидывает их на лестничную клетку.
Элин. Йессика! Принеси мне юбку, в этом я не могу ходить.
Йессика выходит из квартиры. Она продолжает приводить в порядок прическу.
Йессика. Ах, черт подери, я не знаю, что мне с этим делать!
Йессика недовольно смотрится в зеркало. Элин, изображая модель, надувает губки.
Элин. Я просто чертовски хороша!
Йессика (недовольно). А живот…
Двери закрываются. Элин нажимает на кнопку, и двери открываются снова.
Элин. Я могу стать Мисс Швеция!
Йессика смотрит на сестру в зеркало.
Йессика. Ты слишком маленькая для этого.
Дверь лифта снова закрывается. Элин открывает ее.
Элин. Да? А сколько лет мне должно быть?
Йессика. Ты вообще слишком маленькая… Слишком маленького роста!
Элин. Я все равно буду Мисс Швеция!
Дверь закрывается, на этот раз Элин не успевает нажать на кнопку. Лифт едет вниз.
Элин. Какого черта! Дай мне юбку!
Йессика. Какую еще юбку?
Элин. Юбку… Ты что, не взяла мне юбку?
Лифт останавливается на первом этаже. Элин садится на корточки, прячась за старшей сестрой. Она в трусах, короткой маечке и босая. Дверь открывается, и за ней стоит мама девочек – Биргитта – с полными сумками.
Биргитта. Элин!.. Ты собираешься выйти на улицу в таком виде?
Элин. Да нет же… Я только собиралась выйти и посмотреть в зеркало, но…
Биргитта. О Боже…

Гостиная в квартире Элин.
Йессика сидит на диване, а Элин в розовом кожаном кресле. Входит Биргитта.  Биргитта. Вы останетесь дома.  Элин. Что, нам запрещено выходить на улицу только из-за того, что я случайно оказалась без штанов?..
Биргитта. Неужели ты настолько глупа и не понимаешь, что нельзя выходить из дома в таком виде? Подумать только, если бы там оказался кто-то другой? Опозориться на весь… Элин. Да, подумать только! Подумать только, я могла опозориться на весь мир! Повесь нормальное зеркало, тогда не надо будет ходить все время к лифту!
Биргитта. У нас было замечательное зеркало, но его, разумеется, кто-то разбил…
Элин. Не занудствуй…
Йессика. Ну, мама, мы же были только в лифте, она же не собиралась выходить на улицу…
Биргитта. Пусть это послужит вам уроком. Ничего с вами не случится, если вы посидите один раз дома. Мне не очень нравится, когда вы ходите на рейв или куда там еще.
Йессика. Мама, но это никакой не рейв, это всего лишь обычная вечеринка. Это только Элин бредит все время своим чертовым рейвом.
Биргитта. В общем, вы останетесь здесь.
Йессика. Да мы же, черт подери, не ходим ни на какой рейв! (Элин.) Кстати, ты знаешь, что рейв больше не в моде? Я прочла в еженедельном обозрении. В списке вышедшего из моды.
Элин. Где это написано?
Йессика. Ну, где-то там.
Элин нервно листает еженедельное обозрение.
Элин. Ах! Ну почему мы должны жить в этом гребаном, долбанном, чертовом Омоле? Если в мире что-нибудь модно, то пройдет сто лет, пока это дойдет досюда. А к тому времени во всем мире это уже выйдет из моды, и только мы балдеем от этого!
Элин находит то, что искала: «Вышло из моды: Фаст-фуд, паста, рейв, «Спайс-герлз».
Элин. Ааах! Мы больше не можем здесь жить! Мы должны переехать!
Биргитта. Сегодня вечером я работаю, так что вы предоставлены самим себе, и надеюсь, вам будет хорошо. Я купила вам чипсов и воды. (Уходит.)
Йессика. Хорошо поработала, Элин. Как классно, что мы остаемся сегодня вечером дома.
Биргитта (за кадром). Пока!
Элин (шепчет). Когда она уйдет на работу, мы можем сваливать, она все равно не сможет проверить…

Гостиная в доме Агнес.
Мама Агнес – Карин – накрывает разноцветной скатертью длинный стол в гостиной. Агнес стоит в дверном проеме.
Карин. Сколько народу ты пригласила?
Агнес. Несколько человек. Но я не совсем уверена, что…
Карин. Я сделаю так: я накрою здесь на стол, и все смогут чего-нибудь взять, а потом расположиться там, где захотят.
Агнес. Чем так пахнет?
Карин. Это ростбиф в печи.
Агнес (кисло). А-а, как здорово. Весьма кстати.
Карин. Я подумала, может, кому-то из твоих друзей понравится…
Агнес. Твоя дочь вегетарианка, а ты в день ее рождения готовишь мясо. Карин. Ну, детка… Агнес уходит.

Комната Йессики и Элин.
На полу валяется одежда. На стенах плакаты. Две кровати. Один письменный стол. На половине Элин больший беспорядок, чем на Йессикиной. Кровать Йессики застелена, кровать Элин нет. Магнитофон играет Absolute Dance XX. Йессика красит ногти. Элин входит в комнату с домашней аптечкой.
Элин. Послушай! Может, мы можем здесь чего-нибудь найти? Смотри! Может, это? Нова… лукол.
Йессика (читает на упаковке). «Новалукол Новум».
Элин берет горсть таблеток и пытается запить их кока-колой.
Элин. Они не глотаются.
Йессика. «Тридцать таблеток. От всех видов изжоги».
Йессика смеется. Элин не сдается.
Элин. А если принять очень много?
Йессика. Все равно не подействует.
Элин. Но ведь нам нечего пить! А это?
Йессика (читает на другой упаковке). «Лонговитал, растительные таблетки с витаминами». Видишь, Элин…
Элин. А алведон?
Йессика. Положи на место. Ничего не произойдет.
Элин. Нет, произойдет.
Йессика. Да нет же.
Элин (бросается на колени перед Йессикой). Но я хочу наркотиков!
Йессика. Но, Элин, это не подействует!
Элин. Подействует!
Йессика (гладит Элин по голове). Нет.
Элин. Да-а!
Йессика. Нет, не подействует.
Элин. Подействует!
Йессика. Нет.
Элин. Тогда я хочу чего-нибудь другого… Влюбиться или что-нибудь в этом роде.
Йессика. А я думала, ты уже влюблена.
Элин. В кого? В итальянца?
Йессика. Он же никакой не итальянец.
Элин. Но говорил, что итальянец. Я всегда хотела встречаться с итальянцем.
Йессика. А откуда он был? Из Боснии?
Элин. Да, или откуда-то еще.
Йессика. В любом случае, никакой он не итальянец.
Элин. Да, да.
Йессика. Так что, ты в него больше не влюблена?
Элин. Нет, это было вчера.
Йессика. Мне кажется, ты должна подумать о своей репутации.
Элин встает и идет к своей кровати.
Элин. Хватит учить, ты сама такая же. У тебя было столько же парней, сколько и у меня.
Йессика. Совсем нет.
Элин. Да, конечно, столько же.
Йессика. Вовсе нет.
Элин. О’кей, нет. Но ты спишь с ними, а я нет.
Йессика. С одним-единственным.
Элин. Никому не позволю ничего в меня засовывать.
Йессика. С одним-единственным.
Элин. Может быть, пальцы, но ничего более.
Йессика. И это Маркус.
Элин. Ох, Маркус, не занудствуй.
Йессика. Я сплю только с одним парнем, и ты это знаешь.
Элин. В любом случае, я вообще ни с кем не спала.
Йессика. Да, но зато обжималась примерно с семьюдесятью тысячами.
Элин. Shit the same.
Йессика. Ты знаешь, что про тебя болтают?
Элин. Да-а? Знаешь, сколько будет ноль умножить на ноль? И так же меня колышет, что про меня сплетничают, да пошли они все… Не думаю, что они будут что-нибудь про меня болтать, когда я стану крупнейшей в мире кинозвездой. Они будут страшно гордиться и рассказывать, как ходили со мной в одну школу… Будут говорить: «О, смотрите, в этом доме она жила» и всякое такое.

Раздевалка в спортивном клубе.
Толпа мальчиков школьного возраста принимают душ и одеваются. Повсюду валяются клюшки, коньки, шлемы и спортивные сумки. Маркус, бойфренд Йессики, шумный и самоуверенный семнадцатилетний парень, кричит Юхану Хюльту, который все еще стоит под душем.
Маркус. Юхан, ты мне должен двадцать крон.
Юхан (кричит). Да, я тебе отдам.
Юхан торопливо выходит из душа. Маркус роется у Юхана в штанах, находит бумажник, открывает его, видит фотографию Элин.
Маркус. Вот оно что…
Юхан краснеет и вырывает свой бумажник.
Юхан. Это, должно быть, брат…
Маркус (смеется). Да уж, конечно…
Юхан. Да, конечно…
Маркус. Элин…
Юхан. Тшш…
В комнате полно других ребят, но никто не обратил внимания на то, о чем говорят Юхан и Маркус. Возле велосипедной стоянки перед клубом. Юхан сидит на мопеде. Рядом Маркус.
Юхан. Мне просто кажется, что она симпатичная.
Маркус. Это правда, она симпатичная, но… Знаешь, сколько у нее было парней?
Юхан. Нет.
Маркус. Все были ее парнями. Все были парнями Элин.
Юхан. А я нет.
Маркус. Потому она ничего собой и не представляет.
Юхан. А мне кажется, представляет.
Маркус. Господи, но ведь тебе семнадцать, а ей четырнадцать. Три года разницы.
Юхан. Да, но Йессике ведь…
Маркус. Йессике шестнадцать. Между нами разница всего год. А между вами три.
Юхан. Это не в счет. Главное – нравиться друг другу.
Маркус. Хочешь, я поговорю с Элин? Я могу позвонить ей и рассказать. Спрошу, пойдет ли она на вечеринку.
Юхан. Да нет, не знаю…
Маркус звонит по мобильному телефону.
Маркус. Знаешь, тут такое дело… Юхан хотел спросить, Элин…
Юхан. Ты что, с ума сошел?
Юхан вскакивает с мопеда и бьет Маркуса, но тот все же продолжает:
– Элин придет на вечеринку?

Элин лежит на своей кровати. Йессика стоит рядом.
Элин. Юхан Хюльт?
Йессика. Он спрашивает, пойдешь ли ты к Кристиану вечером. Он влюблен в тебя.
Элин. Ооооох…

Стоянка перед клубом.
Юхан. И что она сказала?
Маркус. Сказала, что Элин собирается прийти.
Юхан. А что-нибудь еще она сказала?
Маркус. Так, типа заинтересовалась. Считает тебя симпатичным.
Юхан. Йессика так сказала? Что Элин так считает?
Маркус. Да.
Юхан. Точно?
Маркус. Да.
Юхан. Йессика сказала, что Элин считает меня симпатичным?
Маркус. Да.

В комнате Элин и Йессики.
Элин. Что ты ему сказала?
Йессика. Ничего. Я сказала, что ты ничего о нем не думаешь. По крайней мере я ничего об этом не знаю.
Элин. О Боже, какой напряг! «Хочешь, я тебя подвезу…» Будет ко мне липнуть весь вечер. Я не собираюсь туда идти.
Йессика. Но ты же сказала, что хочешь влюбиться.
Элин. Но не в Юхана Хюльта.
Йессика. А мне кажется, что Юхан милый.
Элин. Ага, он ходит в гимназию и ездит на мопеде…
Йессика. Может, он бы тебе подошел.
Элин. Вряд ли. Мы не можем пойти куда-нибудь еще?
Йессика. И куда, например?
Элин. Я не знаю. Я бы уж лучше пошла к Агнес.
Йессика. К Агнес?
Элин. Да, из 9 «А», у нее сегодня вечеринка. Камилла сказала.
Йессика. Ты что, дура, что ли?
Элин кидает щетку для волос в Йессику.
Йессика. Ай!
Элин. Подумай, а что если там будет самый симпатичный парень на свете?
Йессика. У Агнес?
Элин. Может, она знакома с кем-нибудь очень симпатичным.
Йессика (с иронией). Уж наверняка.
Элин. Может, она знакома с кем-нибудь из другого города?
Йессика. Например?
Элин. Ну не будь такой категоричной! Из Сефле, Бенгтфорса, Меллеруда… Ну пожалуйста!
Йессика. Ну хорошо, хорошо.
Элин (обнимает сестру). Спасибо!

В гостиной Агнес.
Накрытый стол. На угловом диване сидит в ожидании все семейство.
Оскар. Я хочу есть.
Карин. Да, но мы должны немного подождать.
Оскар. Но я уже давно жду. Когда они придут?
Карин (Оскару). Надо быть более терпеливым.
Агнес. Мама, никто не придет.
Звонок в дверь.
Карин (Агнес). Вот они!
Карин открывает входную дверь – там сидит Виктория в инвалидной коляске.
Карин. Привет! Добро пожаловать!
Виктория. Спасибо.
Карин. Я сейчас позову Улофа, он может помочь тебе подняться.

Снова в гостиной Агнес.
Оскар. Теперь можно есть?
Карин. Подожди еще немного, детка.
Виктория. Может, это не самые лучшие духи, но мне кажется, у них приятный запах.
Агнес открывает подарок.
Карин. Можно мне посмотреть?
Агнес дает флакон маме.
Карин. Вот как, у нее теперь есть собственные духи?
Улоф. Это же здорово.
Карин. Оскар, ты видел?
Оскар. Угу. Мама, можно начинать есть?
Карин. Да, пожалуй, это неплохая идея. Что ты скажешь, детка?
Агнес. Я не могу с этим согласиться. К сожалению, я действительно не могу с этим согласиться.
Улоф. С чем ты не можешь согласиться?
Агнес. Что это мой день рождения. Если это лучшее, что вы можете устроить, то оставьте меня в покое.
Карин. Агнес!
Агнес (Виктории). Можешь идти отсюда и захватить свои духи. Мы только притворяемся, что мы подруги, и ты, и я, потому что нам больше не с кем дружить, поэтому нам и приходится быть подругами, разве не так? Знаешь, когда мне было скучнее всего в жизни? Когда я поехала с тобой в Карлстад на баскетбол для инвалидов. Я не хочу дружить с ДЦП-шной идиоткой, которая слушает Бэкстрит Бойз или Arvingarna, или я не знаю, какую еще дрянь ты слушаешь!
Карин. Агнес, прекрати…
Агнес (Карин). Это ты виновата! Все из-за тебя! Я никогда не собиралась праздновать день рождения! Это твоя идея!
Карин. Прекрати немедленно.
Агнес. Ты, ты хотела праздновать, а не я.
Карин. Я больше не желаю слышать ни одного слова… Понятно?!
Агнес. Можете наслаждаться своим замечательным ростбифом.
Она встает и уходит.
Агнес (за кадром). Всего вам хорошего.
Виктория (расстроено). Я, пожалуй, пойду домой.

Комната Агнес.
Улоф сидит на краю кровати рядом с Агнес, которая, свернувшись калачиком, уткнулась лицом в стену. В комнате темно. Агнес плачет.
Агнес (кричит). Никто никогда меня не полюбит. Зачем мне жить? Я не хочу жить!
Улоф. Ну, ну, любимая…
Улоф гладит Агнес по спине, но она отталкивает его руку.
Агнес. Я хочу умереть!
Улоф. Очень жаль, что так получилось с днем рождения.
Агнес. Да, а как вы себе это представляли? Что придут все мои друзья? Но у меня нет никаких друзей! Понимаете вы это или нет? У меня нет ни одного друга. Мама этого никак не может понять, она никогда такие вещи не понимала. Потому что она всегда была такой замечательной и все у нее всегда было хорошо.
Улоф. Любимая моя…
Агнес (презрительно). Я очень хорошо знаю, какой она была, я хорошо знаю; она была, как те, которые… А теперь ей кажется, что это просто ужасно, что ее дочь стала такой странной, некрасивой, несчастной и отвратительной. Улоф обнимает ее.
Улоф. Но, любимая моя, ты совершенно не несчастна и не отвратительна! Ты замечательная!
Агнес. Нет!
Улоф. Ты замечательный человек.
Агнес. Нет!
Улоф. Правда, ты замечательная. Замечательная, Агнес. Слышишь, что я говорю?

Элин и Йессика идут по дороге, которая ведет к пешеходному мосту через шоссе на Сефле.
Йессика. Никак не могу понять, зачем я согласилась на это.
Элин. Не будь такой категоричной. Может, там будет классно.
Йессика. Уж конечно. Осторожно!
Йессика толкает Элин.
Элин. Что ты делаешь?
Йессика. Люк. С буквой А.
Она указывает на люк в тротуаре, в который Элин чуть было не провалилась.
Элин. Черт! Спасибо.

Гостиная Агнес.
Все семья сидит и ужинает за невысоким столиком. Оскар жадно поедает угощения. Агнес ковыряется в тарелке. Глаза у нее заплаканные. Тишина.
Карин (мягко, Агнес). Невкусно?
Агнес. Нет, вкусно, просто у меня нет аппетита.
Улоф (весело, Оскару). А тебе нравится?
Оскар. Угу.
Улоф. Может, возьмем фильм на прокат? Или уже поздно?

Йессика и Элин у входной двери Агнес.
Йессика. Как здесь гнило. Может, плюнем?
Элин звонит в дверь.

Агнес, Карин и Улоф застыли, услышав звонок в дверь. Оскар не обратил ни малейшего внимания и продолжал есть.
Агнес. Я не хочу…
Улоф. Мы же не можем так сидеть… да?
Агнес. Пускай уходят. Праздник закончился.
Карин встает.
Агнес. Подожди…
Карин (Агнес). Пойди наверх и приведи себя немного в порядок, а я скажу, чтобы они пока входили и подождали тебя.
Агнес убегает в ванну.

Элин на краю кровати Агнес. Йессика стоит около закрытой двери. Элин наливает шампанское.
Йессика. Ну и что это такое?
Элин. Вот. Держи.
Она протягивает сестре полный стакан.
Йессика. Ну и что это за вечеринка? Только мы вдвоем, что ли?
Элин. На что ты жалуешься? Она ведь суперприкольная, и у нас есть вино и все остальное.
Йессика. Да, но ведь… Хорошо, мы выпьем вино, но потом пойдем.
Элин. О’кей. Твое здоровье.
Йессика. Твое здоровье.
Они чокаются и морщась пьют.

Агнес, заново накрасившись, входит в гостиную. Но Элин и Йессики не видно.
Агнес. Что, никто не пришел?
Карин. Нет, просто они не хотели есть. Поэтому они поднялись к тебе в комнату.
Агнес (недовольно). В мою комнату?
Карин. Да, я их угостила немного вином.
Агнес. Кто именно это был?
Карин. Их зовут Йессика и Элин. Никого из них я раньше не видела.
Агнес. Йессика и Элин?

Агнес подходит к своей двери и дергает за ручку, но дверь заперта.

Элин (Йессике). Ты заперла?
Агнес. Эй?
Йессика (кричит). Сейчас я только…
Элин (шепчет). А зачем ты заперлась?
Йессика (шепчет). Я не хочу с ней общаться. Мы допьем и пойдем отсюда. (Кричит.) Сейчас… Я… Я только переодену штаны.
Элин (смеется, зажимая рот). Ты же в юбке!
Йессика (шепчет). Я не хочу с ней общаться. Я хочу только напиться.

Агнес стоит и ждет, вид у нее беспокойный. Вдруг на лестнице оказывается ее мама.
Карин. Если хотите, приходите в гостиную.
Агнес. Сейчас мы придем…

Йессика оглядывает комнату Агнес: черные стены, книги на полке. Элин читает открытку, и когда она ставит стакан на стол, случайно сдвигает мышь компьютера. Монитор включается.
Элин (испуганно). Ой!
Видно, что написала Агнес:

Ты мое солнце,
Ты меня освещаешь,
Ты меня согреваешь,
Но я не могу тебя тронуть!
Ты так далеко.
Я лишь маленькая планета,
Которая вертится вокруг тебя.
Вокруг, вокруг, вокруг.
Одна из многих планет,
Которую ты никогда не увидишь.

Йессика. Ты слышала, что она лесбиянка?
Йессика делает вид, что ее сейчас вырвет.
Элин. Что? Это правда? (Кричит Агнес.) Агнес? Это правда, что ты…
Йессика закрывает Элин рот рукой.
Йессика. Тшш….

Агнес (за дверью комнаты). Вы скоро?
Элин (провокационно, Йессике). Я считаю, это клёво.
Йессика. Клёво?
Элин. Да, я тоже теперь буду такой.
Йессика. Ой да перестань ты!
Элин. Да, буду.
Агнес. Откройте дверь!
Она с силой дергает дверную ручку.
Элин (Йессике). Открой ей. Она же прикольная.
Йессика. Слушай, если ты считаешь, что она такаяприкольная, то ты можешь выйти и пообжиматься с ней.
Элин. О’кей. Что мне будет, если я так и сделаю?
Йессика. Что сделаешь?
Элин. Если я пообжимаюсь с ней?
Йессика. Наверняка будет СПИД!
Элин. А если я поцелуюсь с ней? Я получу сто крон?
Йессика. Да ты ни за что не осмелишься.
Элин. Сто крон?
Йессика. Но у меня нет ста крон. Я тебе дам двадцать.
Элин. О’кей.
Йессика. Ты все равно не осмелишься.
Йессика делает большой глоток вина.
Элин. Тогда выйди.
Элин открывает дверь. Агнес врывается в комнату.
Элин. Привет.
Агнес быстро выключает компьютер. Йессика выходит, но оставляет маленькую щелку, чтобы можно было подглядывать. Элин садится на краю кровати. Агнес поворачивается.
Элин. Слушай…
Агнес. Что?
Элин. Ты не могла бы сесть сюда?
Агнес совсем опешила:
– Что? Зачем?
Элин. Я хочу тебе сказать одну вещь.
Агнес. А так ты не можешь сказать?
Элин. Я не хочу, чтобы Йессика услышала.
Агнес. Но… Зачем?
Элин. Ну пожалуйста, я, правда, не хочу, чтобы она услышала.
Элин склонила голову.
Агнес садится рядом с Элин, но не так близко, как та показала. Элин пристально смотрит на Агнес, не сводя с нее глаз. Агнес смотрит в сторону.
Элин. Просто… дело в том, что… ты такая симпатичная.
Элин дотрагивается своими губами до губ Агнес, крепко ее целует, внезапно прерывает поцелуй, отталкивает Агнес и вскакивает с кровати. Йессика открывает дверь. Девочки сбегают с лестницы.
Йессика (восхищенно, за кадром). Черт возьми, Элин! Да ты не в своем уме! Черт, это же мерзко… На тебе двадцать крон.
Агнес сбита с толку, сидит на кровати, совершенно уничтоженная, с губной помадой, размазанной вокруг рта. Она готова расплакаться. Слышно, как сестры выбегают из дома. Внезапно в дверях показывается Карин.
Карин. Они ушли?
Агнес успевает стереть губную помаду.
Агнес. Что?
Карин. Они уже ушли?
Агнес. Нет, просто мы собирались пойти на вечеринку, но я не захотела идти. У меня нет сил. Я очень устала.

Элин и Йессика быстро идут по улице. Элин швыряет двадцатикроновую бумажку на землю. Йессика останавливается и поднимает ее.
Элин. Черт подери! Тьфу ты, дьявол, зачем я это сделала?
Йессика. Но это же было только ради прикола.
Элин резко останавливается.
Элин. Нет! Я вернусь! Я должна попросить прощения.
Йессика хватает ее за руку и тянет вперед.
Йессика. Да черт с этим. Сейчас все будет здорово! Я уже пьяная!

На вечеринке много народу, довольно шумно, но самое веселье еще не наступило. Всем гостям от 14 до 18 лет. В основном вечеринка проходит в кухне и в гостиной, но небольшие группы рассеяны по всему дому. Флирт, шум, громкая музыка, смех и крики – все становятся все более и более пьяными. Самогон, пиво, малоалкогольные напитки. Элин, Йессика и некоторые их друзья стоят кучей около столика для мытья посуды.
Йессика. …И они поцеловались.
Сара. Правда, что ли?
К Йессике подходит Маркус с пивом.
Йессика. Привет!
Маркус. Как дела?
Йессика. Хорошо.
Они целуются.
Камилла. Ну и как тебе?
Элин. Очень классно.
Камилла (недоуменно). Ты что, смеешься надо мной? Это правда было классно?
Элин. Да ты что? Было просто отвратительно!
Камилла. Ну я так и думала. Черт возьми! Все знают, что ты не такая, но все же!
Йессика и Маркус уходят.
Одна девушка. Представь, а если ее папа придет в школу…
У Камиллы в руках телефонная трубка.
Камилла. Тшш…

В комнате Агнес звонит телефон. Агнес берет трубку.
Агнес. Алло?

Камилла. Это Агнес?
Элин выходит из кухни.
Камилла. Я хочу, чтобы ты знала, что ты мне очень нравишься. Нельзя ли мне прийти к тебе, чтобы мы могли поцеловаться или что-нибудь еще?..

Агнес вешает трубку.

Элин сидит на кожаном диване и пьет белое вино. Неподалеку, на полу сидит Юхан. Рядом Маркус и еще один мальчик.
Маркус. Но она же смотрит на тебя!
Юхан. Ты дурак, что ли?
Маркус. Ты же влюблен в нее!
Юхан. Нет, ты что с ума сошел?
Маркус и второй мальчик поднимают Юхана на ноги и толкают к Элин, так что он падает на диван. Элин с отвращением смотрит на Юхана, который лежит у ее ног.
Юхан. Черт возьми! Прости… Я не хотел…
Он отодвигается. Элин продолжает пить, ей становится плохо. Она идет в туалет, держа руку у рта. Юхан смотрит ей вслед.

Элин стоит на четвереньках, склонившись над унитазом, ее рвет. Из гостиной приглушенно слышна музыка. За ее спиной открывается дверь.
Юхан. Тебе плохо?
Элин. Пошел вон!
Юхан. Подожди, я тебе дам попить.
Он берет стакан для зубных щеток, выкидывает щетки в раковину и наливает воды.
Юхан. Вот.
Элин. Спасибо.
Юхан. Черт, ты такая симпатичная!
Элин посмотрела на Юхана.
Юхан. Ты такая симпатичная! Ты самая симпатичная из всех, кого я знаю.
Элин. Ты пьян.
Юхан. Нет, это правда.
Элин. Ты пьян.
Элин встает. Юхан берет ее за руку, не очень крепко, но все же он перешел некую границу.
Юхан. Да нет, это правда! А ты…
Элин. Да какого черта!
Элин хватает туалетный ерш рядом с унитазом и тычет Юхану в лицо.
Элин. Уйди! Уйди!
Юхан (уступая дорогу). Успокойся!
Элин. Уйди.
Элин бросается к двери, кидает ерш в Юхана и выбегает из туалета.

Элин в прихожей безуспешно ищет свою куртку среди кучи одежды. К ней подходит Юхан.
Юхан. Я вовсе не хотел. Ну, пожалуйста…
Элин хлопает дверью. Юхан остается в прихожей.

Агнес роется в туалетном шкафчике. Читает этикетки на разных упаковках с таблетками. Ей на глаза попадается пакет с безопасными бритвами. Она берет бритвы и выходит из ванной.

Агнес стоит рядом с магнитофоном, нажимает на «play» и потом на «repeat». В руке у нее бритвы. Она ждет, когда послышится музыка. Музыка заиграла. Это «Адажио» Альбинони. Самая грустная музыка, какую Агнес только знает. Стук в дверь.
Улоф (за кадром). Агнес?
Агнес быстро прячет бритвы за магнитофоном и хватает первую попавшуюся книжку – это сборник стихов Эдит Седергран. Она садится за письменный стол и делает вид, что читает.
Агнес. Входите!
Улоф открывает дверь и заглядывает. Он принес большую чашку чая.
Улоф. Привет! Я тебе налил чаю.
Агнес уставилась в книгу.
Улоф. Как дела?
Агнес. Читаю.
Улоф. Ты не расстроена?
Агнес. Нет.
Улоф. А что ты читаешь? Ах, Эдит Седергран? «День остывает к вечеру. Что же теперь? Возьми мою ладонь, возьми мою руку, возьми всю тоску моих узких плеч…»
Агнес. Папа…
Улоф. All right. О`key-dokey. Спокойной ночи.
Агнес. Спокойной ночи.
Улоф ставит чашку на стол, и его рука тянется к волосам Агнес, но в последний момент он убирает руку – не хочет быть навязчивым.
Улоф. Спокойной ночи.
Агнес встает, закрывает за ним дверь, делает музыку громче. Достает с полки бритвы.

Элин идет по пешеходному мосту через шоссе на Сефле. Ночь. Она идет быстро, но равновесие держит не очень хорошо. Внизу проезжают машины. На Элин только юбка, майка и ботинки на высокой подошве. Она мерзнет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: